30.08.2021 (01:00)
Право на почётное звание
Право на почётное звание

Юбилейные размышления как отголоски воспоминаний отдалённой катастрофы.

 

Дорогой читатель, перед тобой моя сотая статья. Поздравляю тебя с праздником! Юбилей всё-таки.

 

Первая моя статья, которая была опубликована в августовском номере «Самарской газеты» за 1999 год, была посвящена Самарскому академическому театру драмы имени Горького, как и две последующие. Как уже сообщило наше издание, Самарский академический театр драмы имени Горького откроет свой 171-й театральный сезон. Театр ждут интересные премьеры полюбившихся как театралам, так и любителям зарубежной литературы и драматургии, а также встречи с любимыми артистами. В этом году Самарский академический театр драмы имени Горького встретит 170-летие.


 

Многие поколения самарских театралов давно полюбили этот театр, и не без оснований. Уже не первое поколение поклонников этого театра смотрят спектакли с участием действительно Народных артистов России, лауреата Госпремии России Владимира Борисова и Жанны Романенко. Зрители более младшего поколения, конечно же, приходят в театр в ожидании новой премьеры с участием Заслуженного артиста России, лауреата Национальной премии «Золотая маска» Владимира Гальченко. Почитатели творчества Елены Лазоревой точно зайдут в кассу театра в поисках лишнего билетика! Конечно, время идёт далеко вперёд, и у молодых представителей актёрской профессии, казалось бы, ещё вчера сделавших свой первый шаг на профессиональную сцену, уже появился свой зритель. В этом сезоне труппа театра пополнилась новыми актёрскими кадрами и, что радует, – из числа выпускников Кафедры актёрского искусства Театрального факультета Самарского государственного института культуры. Особый интерес для меня представляет молодой артист Александр Бригаднов, сделавший свои шаги на театральной сцене ещё в одном из Народных театров Ульяновской области.

 

Но Ульяновская область ничего не потеряла, особенно после того, как туда уехал известный в прошлом артист СамАрта Эдуард Терехов создавать свой «Небольшой театр», так что, судя по участию Александра Бригадного в творческой деятельности Учебного театра «Молод» СГИК, замену нам прислали почти равноценную. Так что самарскому зрителю есть чем занять себя во время посещения театра, мнение которого новому руководству театра не интересно, так как у одного из руководителей театра есть боле важные заботы и дела, чем общение со зрителем, без которого руководство вполне может обойтись, о чём в программе «Место действия» (Радио «Эхо Москвы» в Самаре) рассказал Главный режиссёр театра – Миша Лебедев. Так же он поведал радиослушателям о своей работе в театре Кузнецка Пензенской области.

 

Совершенно недавно я при очередном посещении театра, в котором очень редко бываю в связи с осуществлением мной моей профессиональной деятельности в моём театре, прогуливаясь по фойе театра и рассматривая портретную галерею артистов театра, почему-то поймал себя на мысли, что нахожусь я не в театре и даже не в музее, а в каком-то очень важном государственном учреждении. Мне стало там настолько не комфортно, что, выйдя на улицу и, зайдя на ступеньки, находящиеся у входа в кассу, и случайно обратив свой взгляд на противоположный берег Волги, там, где в ясную солнечную погоду виднеется купол храма, вновь вспомнил давно уже забытое ощущение праздника, которое я испытывал когда-то лет 20 назад, прогуливаясь по фойе этого театра; тогда имена артистов, и даже названия спектаклей на репертуарной афише театра вызывали у меня ощущение какого-то праздника – как в последствии выяснилось, я смотрел в сторону последнего вагона поезда уходящей культуры…

 

На вопросы радиоведущего, почему Миша Лебедев не общается со зрителем, являясь Главным режиссёром, учитывая то, что радиоведущий тоже является руководителем и режиссёром театра, который всё-таки общается со зрителем после спектакля, исходя из того, что поставленный спектакль ставился всё-таки в конечном итоге для зрителя, в целях выяснения необходимости этой работы в репертуаре, гость в студии ответил, что ему это и не обязательно делать, так как он свою работу уже выполнил, а если зрителю интересно смотреть его спектакли, то зритель сам сделает выбор путём покупки билетов. А общаться со зрителями, в том числе читать отзывы зрителей, он считает необязательным, так как зритель в его театр в любом случае придёт. К сожалению, этому молодому человеку только что окончившему элитный питерский вуз, и волею судьбы ставшему Главным режиссёром прославленного Волжского театра, так никто и не объяснил, а, возможно, и не хотел объяснять, что зритель в этот театр ходил, ходит и ещё долго будет ходить, а он к этому никакого отношения не имеет.

 

Театр, созданный в 1851 году, прославился тем, что на его сцене выступали актёры, ставшие достоянием русского театра, такие как Вера Комиссаржевская, Пелагея Стрепетова, а позднее, во многом благодаря этому театру, Самара получила театрального критика, которому в последствии предстояло стать «певцом революции», имя которого с 1936 года присвоено театру за постановку горьковской серии произведений. Довоенные годы ознаменованы появлением на волжском берегу знаменитого ленинградского десанта: коренной самарец, а в последствии прославленный актёр Николай Симонов, оказавшись у руководства театра, привёз с собой тогда ещё молодого Юрия Толубеева и Алексея Меркурьева, а в последствии театр возглавляли метры провинциальной режиссуры Абба Волгин и Евгений Простов, и Юрий Галицкий.

 

В 1955 году в театр приходит режиссёр Пётр Монастрыский, с именем которого связана целая эпоха жизни театра. За исключением небольшого срока времени, проведённого в Воронеже, он возглавлял театр в течении более 40 лет. А поставленные им спектакли и занятые в них актёры не только стали театральными событиями в жизни всего Советского Союза, так как некоторые из них не только демонстрировались на сцене кремлёвского Дворца съездов в Москве, но и транслировались по ЦТ СССР (центральному телевидению Союза Советских Социалистических Республик), а некоторые из них, составив золотой фонд театра, неоднократно транслировались по телевизионным каналам России, в том числе, по телеканалу «Культура», и стали основой такого мощного культурного явления страны, которое сегодня называется театр Монастырского.

 

В 1971 году в театр приходит тогда ещё молодой композитор Марк Левянт, специально приглашённый на постановку спектакля «Золотая карета» по пьесе Леонида Леонова за которой весь постановочный коллектив спектакля был удостоен Государственной премии СССР. Вера Ершова, Николай Кузьмин, известные так же по телесериалу «Вечный зов» Николай Михеев и Владимир Борисов (тогда ещё только дебютировавший в театре), только что появившаяся в театре Наталья Радолицкая, Нэлли Шатаева, Евгений Козлов, Сергей Соколов и другие актёры.

 

Несправедливо не упомянуть и других актёров театра, также занятых в репертуаре в разное время: Светлана Боголюбова, Антонина Дерябина, Елизавета Фролова, Евдокия Назарова, Михаил Лазарев (впоследствии в честь него назван самарский Дом актёра, поскольку он, находясь в должности Председателя тогда куйбышевского отделения Всесоюзного театрального общества – Союза театральных деятелей – курировал строительство здания), Любовь Альбицкая (примечание редакции: 5 июля 2021 года ушла из жизни), Ольгерд Тарасов, Александр Демич (его сын – Юрий Демич), Олег Цимбал, Иван Морозов, Александра Дмитриева (жена Александра Демича и мать Юрия Демича), Николай и Нина Засухины, Людмила Грязнова, Валерий Никитин, Жанна Романенко, Ванда Оттович, Всеволод Турчин, Олег Бычков, Сергей Надеждин и другие артисты театра, работавшие с Петром Монастырским и многими другими очередными и приглашёнными режиссёрами.

 

По мимо режиссёрского таланта, сразу же здесь проявился административный талант Монастырского, как эффективного организатора, а сегодня с полной уверенностью можно заявить – театрального продюсера, который ввёл ряд значимых административных преобразований, как в своём театре, так и совместно со своим учеником и коллегой Глебом Дроздовым (режиссёр из Воронежа и Ярославля, а в последствии – создатель тольяттинского театра «Колесо», который сегодня носит его имя) во Всесоюзном масштабе.

 

По мимо столичных театров, провинциальные театры делились на несколько категорий: крупные столичные областные центры, а также рядовые, включая Крайний север и Дальний Восток, но были и внекатегорийные – Астраханский, Волгоградский, Воронежский, Горьковский, Саратовский, Ярославский и наш прославленный Куйбышевский, которые пользовались привилегиями финансирования первым порядком вне Государственного плана, и имели приоритет лучших гастрольных сцен, как в крупных областных центрах, так и на лучших площадках обеих столиц.

 

Ещё одно немаловажное значение преобразований Монастырского заключалось в правильном по мнению Монастырского, и верном распределении кадрового состава театра. Тогда, а в некоторых театрах и сейчас, основную главную роль занимает Директор театра, а Главный режиссёр и все остальные подчинялись Директору театра. Так как тогда театры, согласно Госплану, считались такими же организациями, ничем не отличающимися от рядового завода или какого-нибудь производственного треста, Пётр Монастырский считал такое состояние дел несправедливым, так как театром руководил не Директор, а всё-таки Главный режиссёр, который и определял политику театра, поэтому он предложил, что во главе театра должно стоять лицо наделённое полномочиями Главного режиссёра, совмещённое с обязанностями Директора театра, объявив институт Художественных руководителей в театральном процессе (до этого должность Художественного руководителя была присуща только Дворцам, Домам и Клубам культуры); при этом Главный режиссёр и Директор-распорядитель театра подчинялись Художественному руководителю. Эта практика была с не особым желанием, но, тем не менее, распространена на все семь внекатегорийных театров, а потом институт Художественных руководителей получил Всесоюзное распространение, впоследствии, включая и столичные театры. В 1977 году Куйбышевский театр драмы имени Горького одним из первых в стране был удостоен почётного звания АКАДЕМИЧЕСКИЙ!

 

Период 80-х и 90-х годов считался золотым веком театра, а его артисты – ЗОЛОТЫМ СОСТАВОМ. Народные артисты СССР, лауреаты Государственной премии СССР: Вера Ершова, Николай Михеев, Николай Кузьмин, Михаил Лазарев; Заслуженные артисты СССР: Светлана Боголюбова, Иван Морозов, Ефим Григорьев, Ванда Оттович, Всеволод Турчин, Ольга Шебуева, Александр Комраков, Виктор Саянов, Олег Свиридов, Юрий Машкин, Владимир Борисов; Заслуженный артист Украины Юрий Ганюшкин; и артисты театра: Андрей Алексанин, Александр Буклеев, Олег Сергеев, Иван Борискин, Антонина Дерябина, Антонина Готовцева, Юлия Никифорова, Галина Дударева, Валентина Смыкова, Елена Ивашечкина, Виктор Мирный, Андрей Бердников, Елена Харитонова, Елена Туринская, Алла Коровкина, Олег Белов, Сергей Кагаков, Владимир Гальченко, Сергей Меркушев, Виталий Жигалин, Александр Сидоренко, Фёдор Греков, Дий Букин, Зоя Александрова, Валентина Яськова, Ирина Барыбина, Ольга Елесина, Наталья Симонова, Валентина Мещерякова, Людмила Федосеева (примечание редакции: скончалась 5 августа 2021 года), Валентина Яськова, Людмила Титова, Семён Стругачёв, Виктор Татаринцев, Олег Шапошников, Михаил Мамедов, Александр Амелин, Ольга Чудайкина, Лидия Ильясова, Вадим Горбунов, Оксана Стогова, Валентин Пономарёв, Валентин Белоусов, Всеволод Турчин, Юлия Вуккерт, Владимир Сухов, Валерий Маркин, Елена Орлова, Валерий Архипов, Александра Комракова, Елена Омельяненко, Михаил Кульченко, Кира Егорова, Эдуард Угрик, Вячеслав Малинин, Валерий Милёшин. Народный артист России, Заслуженный деятель искусств Марк Левянт был таким же участником спектаклей, так как его музыка была отдельным участником действий, а песни из спектаклей знает даже нынешнее молодое поколение самарских зрителей, даже не задумывающихся о том, что, понравившиеся им песни, ранее были полноправными участниками в прошлом легендарных спектаклей прославленного театра.

 

По мимо спектаклей основного репертуара в театре появилась не просто Малая сцена, а уютный театральный зал «Ретро-50» и проводились не только спектакли, но и всевозможные встречи со зрителями, всевозможные отчёты, конференции, творческие вечера. Выездные спектакли и мероприятия театра проводились, как на площадках города, так и в Куйбышевской области, порой, артистам приходилось выступать не на уютных театральных подмостках, а посреди чистого поля, где в качестве зрительного зала использовался какой-нибудь пригорок. Так во время строительства и развития Автозаводского района г. Тольятти совместно с ВАЗом и его структурным подразделением АВТОВАЗБАНКом (ныне не существующим) некоторое время планировалось создание филиала Самарского академического театра драмы имени Горького в г. Тольятти, более того, являясь руководителем главного областного театра, Пётр Монастырский неоднократно обращался с инициативой назначения его Художественным руководителем всех областных театров, находящихся, как в городе Самара, так и на территории Самарской области, включая все самодеятельные театры городов и районов, так как опыт репертуарной политики театра и административного устройства театра считал образцово показательным. Но этим планам не суждено было сбыться.

 

В 1995 году, отпраздновав свой 80-летний юбилей, из которых 60 лет отданы профессии, а 40, – ставшем уже родным, Волжскому театру, Пётр Монастырский обращается в областное управление культуры с заявлением, в котором он просит освободить его от должности Художественного руководителя театра и оставить его в должности Главного режиссёра театра или просто режиссёра театра, чтобы он имел возможность передать новому руководителю накопленный опыт. Ровно месяц обязанности Художественного руководителя театра исполнял Марк Левянт, однако приказом руководителя Управления культуры Администрации Самарской области Светланой Хумарьян и Губернатором Самарской области Константином Титовым на должность Художественного руководителя Самарского академического театра драмы имени Горького была предложена кандидатура Вячеслава Гвоздкова, одного из учеников Георгия Товстоногова, а также сыгравшего важную роль в переименовании ленинградского театра имени Ленинского комсомола в театр-фестиваль «Балтийский дом».

 

Несмотря на то, что новый руководитель сразу заявил о себе рядом успешных спектаклей, приведя с собой в театр команду интересных режиссёров и сценографов, а также художников по костюмам и свету, других приглашённых специалистов из других городов, часть труппы, состоящая в основном из ведущих артистов театра первого эшелона, в котором так же оказались ведущие мастера сцены, всё среднее поколение театра, объявили ему недоверие, усмотрев в заявленной им художественной программе отсутствие творческого подхода к делу в связи с: невнятной репертуарной политикой, когда вопрос того или иного произведения включения в репертуар театра принимается по принципу, что кто-то где-то это уже делал; многие режиссёры, приглашённые им в театр, также осуществляют деятельность по выпуску опять-таки где-то поставленных ими спектаклей, существенно сокращая выпуски спектаклей в Самарском академическом театре драмы имени Горького, при этом опять-таки же в действиях приглашённого режиссёра-постановщика усматривался повтор где-то уже выпущенного спектакля; не своевременность назначения нового Художественного руководителя театра без предварительного знакомства с труппой театра; и, как следствие – требование расторжения заключённого в спешке контракта с Вячеславом Гвоздковым.

 

Ситуацию усугубляло и то, что сам Вячеслав Гвоздков на фоне наводнивших театр очередных режиссёров-постановщиков и режиссёров-гастролёров, а также засилье других приглашённых специалистов, значительно снизил активность себя, как нового режиссёра-постановщика спектаклей, так и штатных сотрудников театра, которые в принципе простаивали, оставаясь без работы. Процветание в театре «кассетной режиссуры» (режиссёр появляется в театре, снимает на камеру первые репетиции, оставляет отснятую кассету актёрам на самостоятельное творчество, при этом ни композиторы, ни художники, никто из постановочной команды в театре не появляются, отправляют все эскизы и все партитуры в театр по почте также на самостоятельное творчество, а потом не надолго появляются в театре, сводят концы с концами и спектакль якобы готов, при этом уезжают с полученным гонораром за проделанную работу) и возникновения ситуации, когда коллектив театра был посажен на «картотеку» (когда одним – всё, а другим – ничего), плюс постоянное нецелесообразное использование и расходование денежных средств театра, а также распределение несправедливой творческой нагрузки коллектива в штатном расписании вынудили нежелающую работать с Вячеславом Гвоздковым часть труппы обратиться в областную Администрацию, с целью быть услышанными. Однако, заместитель Председателя Администрации Самарской области вице-Губернатор Александр Жабин вынес вполне конкретное беспрецедентное решение: обратившись к руководству театра с просьбой наказать непокорных, в свою очередь, им было направлено письмо из Управления культуры Администрации Самарской области, что новый Художественный руководитель со своими обязанностями справляется, никаких нарушений, в том числе Трудового законодательства и нормативных актов, не обнаружено, и оснований для расторжения Трудового контракта с Вячеславом Гвоздковым у областной Администрации не имеется. В свою очередь многие артисты были лишены возможности выхода на сцену, потеряли возможность получать новые роли, а старые названия репертуара с их участием либо снимались сразу, либо в них производились замены, а потом спектакли всё равно снимались, на их месте появлялись новые спектакли, в результате чего зритель перестал видеть на сцене любимого театра полюбившихся ему исполнителей. А те в свою очередь потеряли, как возможность выхода на сцену, так и вообще профессию. При этом для части труппы, которая поддержала Вячеслава Гвоздкова были созданы все условия для поддержки их творческой деятельности.

 

Начались открытые акции протеста, проходившие прямо зимой на морозе, прямо у дверей областного Управление культуры Администрации Самарской области, голодовки, но никто услышан так и не был. В результате многие артисты, оставшиеся без работы, в сложных условиях, предпочли театр покинуть. Что касается Петра Львовича Монастырского, то новое руководство театра при поддержке Администрации региона, делало всё возможное, чтобы в театре Монастырского ничего от Монастырского не осталось: приглашённый в театр священник совершил обряд экзарцизма во всех помещениях театра, изгоняя из театра дух Монастырского. Сам Пётр Монастырский понял, что это конец в его жизни такой важной страницы, как Самарский академический театр драмы имени Горького, с которой можно сделать только одно – перевернуть её и жить дальше. Всё своё свободное время Монастырский посвящает студентам и преподавательской деятельности в Институте художественного образования Самарского государственного педагогического университета, где он, будучи руководителем курса, даже несмотря на то, что являлся почётным гражданином города и области, кавалером Ордена трудовой славы, а также многих заграничных наград, в числе которых Награда за единение великой русской культуры с дружественной Болгарией, за что он был награждён Орденом «Гриф Поморский» (объединение городов-побратимов Самары и Стара-Загора (Болгария)). Если его первые три книги «Главный режиссёр», «Аншлаг», «Мой театр» были посвящены организации всех аспектов творческой деятельности возглавляемого им театра, то книга «Совершенно несекретно» была посвящена прощанию и расставанию с возглавляемым им театром, написанная им книга «Жил был театр» оказалась посвящена развалу его театра. Все последующие книги Петра Монастырского, такие как: «Режиссёр и режиссура», «Моя Галатея», «Моя жизнь нонстоп» и «Где вы, мастера культуры?» – были посвящены всем аспектам театральной профессии и воспитания нравственности, как у начинающих, так и у уже опытных специалистов в театре. А одна из книг, называвшаяся «Словарь современного молодого человека», оказалась всего лишь действительно словарём, составителем которого Пётр Монастырский выступил сам, собирая информацию из различных словарей, энциклопедий и источников, с целью любым образом повысить грамотность теряющего её молодого поколения, разбазаривающего свои знания, накопленные десятилетиями, а, возможно, и веками. В книгу также вошла справочная энциклопедическая информация о почётных жителях нашего города, внесших активный вклад в его развитие. Поставил два спектакля в Благотворительном творческом объединении «Мастера сцены»: Мар Байджиев «Ностальгия» и Нил Сайман «Звёзды Голливуда» – почему-то указанная информация сознательно избегается или не упоминается при описании жизни и творчества П.Л. Монастырского. В последствии был приглашён в Драматический театр «Колесо» имени Г.Б. Дроздова, где также выпустил несколько спектаклей. Ушёл из жизни в 2013 году.

 

Основанный в 1998 году Фонд развития культуры и искусства, который был реорганизован в театр «Понедельник» (именно это название дал почётный гражданин г. Самары, хирург с многолетним стажем и театральный критик Георгий Ратнер – ныне покойный), именно потому что театр играл изначально свои спектакли исключительно по понедельникам, так как многие артисты, занятые в спектаклях этого театра, сначала оставались артистами театра драмы, а впоследствии они приглашали для участия в своих спектаклях артистов других театров, да и большинство городских домов культуры, где они выступали, предоставляли им площадки в свободные дни, исключительно по понедельникам. Театр закрылся в 2011 году. Благотворительное творческое объединение «Мастера сцены», созданное в 1998 году, просуществовало немногим меньше, спектакли из-за отсутствия собственного помещения прекратили играть в 2003 году, а в 2006 году театр объединился с созданным и возглавляемым мной с Центральным молодёжным камерным театром «Эксперимент» г. Самара.

 

Прошло более 20 лет. За это время выпущено большое количество разных интересных спектаклей. Некоторые из них остаются репертуаре театра и сегодня, получившие многочисленные награды, как на различных фестивалях страны, так и на профессиональном конкурсе самарского отделения Союза театральных деятелей России «Самарская театральная муза». Несмотря на то, что за столь продолжительное время труппа театра несколько раз обновлялась, ушли из жизни такие, как: актёр Дий Букин; Народная артистка России, лауреат Государственной премии России, лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска» Вера Ершова; Заслуженная артистка России Светлана Боголюбова; актриса Антонина Дерябина; Заслуженный артист России Олег Свиридов; Заслуженный артист России Александр Комраков; после тяжёлой и продолжительной болезни ушли из жизни екс-Председатель Союза театральных деятелей Самарского отделена Союза театральных деятелей России – Заслуженная артистка России Ванда Оттович и Заслуженный артист России Александр Амелин; трагически погиб актёр Дмитрий Зенчев; неожиданной новостью стал скоропостижный уход из жизни Художественного руководителя театра Вячеслава Гвоздкова, театр продолжил свою деятельность.

 

С 2003 года приглашённый в театр однокурсник Гвоздкова Валерий Гришко впоследствии стал Главным режиссёром театра, а после смерти Вячеслава Гвоздкова, стал Художественным руководителем театра. Главным режиссёром театра стал молодой режиссёр Миша Лебедев.

 

Ещё в возрасте 14 лет, в том числе и под влиянием спектаклей Самарского академического театра драмы имени Горького, я принял для себя беспрецедентное решение связать свою жизнь с театром и посвятить её актёрской профессии, несмотря на то, что у меня изначально были совершенно другие предпочтения, и работать в театре я не собирался. Исполнив несколько ролей в спектаклях самодеятельного театра Пётр Львович Монастырский, обративший на меня внимание, открыл мне путь в профессиональный театр, что для меня ещё тогда 14-летнего пацана было огромным подарком. А Пётр Львович стал моим учителем, который открыл мне многие законы актёрской и режиссёрской профессии, а также дал мне понимание всех профессий театра, объяснив мне весь их функционал, что называется, изнутри, включая всё административное устройство театра и понимание театра, как очень сложного организма со всеми вытекающими последствиями; я, получив такой прекрасны опыт общения с мастером, обучился всему тому, чем он меня обучал и всё то, что он мне объяснял, что позволило мне из начинающего молодого актёра, только делающего свои первые шаги на театральной сцене, через несколько лет стать Художественным руководителем своего театра, перед этим осуществив несколько постановок со своими сверстниками, которые вышли под афишей Театра-студии «На проезде Масленникова». В процессе постановки 20 спектаклей, где я сам выступил актёром и режиссёром всех спектаклей, постигал полученные профессиональные навыки. Одним из лучших подарков на моё 14-летие стала подаренная утром мамой книжка Петра Монастырского «Мой театр». А самым лучшим подарком на 15-летие оказалась книга Петра Монастырского «Жил был театр», которая была подарена учителем.

 

Прямо в свой день рождения я шёл пешком по улицам города. Неожиданно встретив Петра Львовича, сообщил ему о моём 15-летии, на что получил от него в подарок книгу, а также получил совет, прочитать её, не убирая в долгий ящик, и через 10 лет, если жизнь позволит это сделать, обсудить её с ним. В последствии он подарил мне все свои книги, которые, как я считаю, должен прочитать любой человек, пришедший работать в театр на любую должность, а особенно на руководящую, в том числе, оказавшийся в должности Художественного руководителя театра или Директора, Главного режиссёра или Главного композитора, Заведующего литературной частью театра, или даже художественно-постановочной частью, а также рядового актёра или монтировщика – прочитать все книги когда-либо написанные Петром Львовичем Монастырским, так как именно в них изложена вся основа театрального дела любого провинциального театра, в противном случае этот человек просто не имеет права работать в театре, это при том, что в театре обычно служат, живут, а не работают, так как театр, это не станок, не барная стойка и не продовольственная витрина универмага.

 

Итак, полюбившийся самарцам театр, ставший одной из визитных карточек, как города, так и Губернии, 10 сентября откроет 171-й театральный сезон и отметит 170-летие. Конечно, это будет огромное событие в жизни театра. В театр до сих пор продолжают ходить зрители. Оба зрительных зала, как большой, так и экспериментальная сцена, всегда переполнены, а билеты на них всегда проданы, постоянно выходят новые и интересные спектакли. Недавно, может быть в прошлом году или в позапрошлом, уже не помню, да это и не важно, я зашёл в гости к одному моему коллеге напрямую с театральной жизнью Самары не связанным, но так как нас обоих объединила музыкальная деятельность, а окна его квартиры выходили как раз на зрительный вход в театр со стороны площади Чапаева. Совершенно случайно он спросил меня: «Что можно посмотреть в этом театре?». Так как я очень давно там не был, я ему сказал, что он сам может выбрать спектакль из репертуара, так как я лично не знаю, что смотреть, однако перечислил ему названия спектаклей, ориентируясь на моих коллег журналистов, а также по общению с моими друзьями из числа артистов драматического театра, на что он мне сказал, что «он тоже там давно не был и идти ему в этот театр почему-то не хочется», хотя когда-то был активным зрителем театра. Рассказал ему о передаче с Мишей Лебедевым и его отношении к зрителям, высказанном в это передаче и о моих негодования по поводу этого, на что мой собеседник меня подержал, и он тоже при жизни хорошо знал Петра Львовича, правда познакомился с моим собеседником я уже после смерти моего учителя. Я спросил у своего собеседника прав ли я в том, и могу ли я так утверждать, что наличие до сих пор у этого театра зрителя, к которому «народная тропа», как в стихотворении Пушкина, никогда не зарастёт, и во всяком случае до сих пор сейчас не зарастает потому, что к этому причастен только один человек – Пётр Львович Монастырский? На что мой собеседник 100% без всякой иронии согласился со мной и поддержал меня.

 

Хотя мы с моим собеседником оказались не правы. Конечно, причастность к этому процессу Петра Монастырского неоспорима, будь на его месте кто-нибудь другой, и тогда бы дело пошло по-другому, однако, представляя себе всю антологию творчества театра, начиная с 1971 года, Монастырский действовал не один, как безоговорочный автор спектаклей, что некоторое время и было после ухода композитора Марка Блюмина, перешедшего на работу в филармонию, а всё авторство самых основных спектаклей театра принадлежит не одному Монастырскому, а творческому дуэту: режиссёр Пётр Монастырский, композитор – Марк Левянт, а вот это уже абсолютная правда, которая всё объясняет, не нуждаясь ни в каких дополнениях и комментариях.

 

Между тем больше 20 лет Марк Левянт, являясь штатным сотрудником театра, согласно штатному расписанию, занимая должность музыкального руководителя и главного композитора театра, ничего в этом театре, как композитор не делая. Разве что ещё какое-то время в качестве звонков, приглашающих зрителей в зал театра до начала спектакля, звучала позывная мелодия-вступления песни «Горизонт» из спектакля «Золотая карета» по пьесе Леонида Леонова в постановке Петра Монастырского. Пока не нашлась другая замена, прямо в духе театра. Музыкальная темя Яна Ван Гелиса из спектакля по повести Джона Стейнбика «О мышах и людях» в постановке Вячеслава Гвоздкова. Звучит она и сегодня. Справедливости ради стоит заметить, что мелодия чужеземного композитора является чужеродной и для спектакля, так как является компиляционной музыкой из подбора (с совершенно случайной уже написанной кем-то музыкой, введённой в спектакль режиссёром, в то время, как песня «Горизонт» на слова Бориса Свойского создана специально для этого спектакля).

 

Во время прямого эфира в студии канала «Россия 24» гостем которой был Художественный руководитель театра Валерий Гришко, я сделал звонок, и, представившись обычным зрителем, который вырос на спектаклях этого театра (что, кстати говоря, правда!), и задал вопрос: «Когда в спектаклях этого театра будет звучать музыка композитора Марка Левянта?». Этот же вопрос я задал ему при личной встрече, на что оба раза получил ответ, что с Левянтом невозможно договориться по тем или иным причинам, а уволить его из театра невозможно, так как по закону этого сделать нельзя, в связи с тем, что Марк Левянт является Председателем Самарского отделения Союза композиторов России (эта тема уже обсуждалась в моей статье «У нас всё есть!»). Бучи лично знакомым с Марком Левянтом, даже не спрашивая о сути конфликта, лично я его прекрасно понимаю. Нет, дело даже не в том, что театром руководит не Пётр Львович Монастырский, а кто-то другой. Например, театром может руководить вообще кто угодно, здесь сутью вопроса является понимание сложившейся ситуации, допущенной предыдущим руководителем театра Вячеславом Гвоздковым, в результате чего и разгорелся конфликт 20-летней давности.

 

Когда в 2009 году, через 10 лет после подаренной мне книги «Жил был театр», мой учитель П.Л. Монастырский, поздравляя меня с 25-летием, спросил меня, что я думаю по поводу подаренной мне 10 лет назад книги относительно процессов, происходящих сегодня в когда-то возглавляемом им театре, с учётом того, что я уже сам с 2004 года являлся Художественным руководителем созданного и возглавляемого мной театра, организационная и художественная программа которого были построены именно на передовом опыте моего мастера, в том числе изложенные, как на его уроках, так и в его книгах, все они есть в любой библиотеке, а если очень хорошо постараться, то можно купить, а в Библиотеке самарского дома актёра они есть точно и все. Мой ответ был весьма очевиден, так как с позиции уже имеющегося у меня опыта руководителя театра, при определении репертуарной политики на каждый новый сезон происходило невольное сопоставление с происходящим в красном «Домике-прянике» на волжском откосе. Ведь я определял художественную программу своего театра исходя из того, что мой театр являлся на тот момент главным молодёжным театром нашего города, да ещё и экспериментальным, соответственно, его должны посещать целевые аудитории публики, и на наших спектаклях мы видели всех: от детей и подростков и студентов, до взрослых людей и людей преклонного возраста, которые интересовались нашей репертуарной политикой, так как спектакли, поставленные мной, как режиссёром и другими приглашёнными режиссёрами по совету моего мастера, должны быть отражением именно своего времени. Наблюдая эту ситуацию в зрительном зале моего театра, у меня возникали невольные опасения за театр, который является главным для всего региона, в который, исходя из того, что основная целевая аудитория моего театра составляла молодёжная публика, а потом уже все остальные, по своей специфике должен быть не только открыт для всех возрастных категорий от мала до велика, но и быть образцово показательным для всех театров нашей губернии, а здесь наблюдается парадокс. Действительно, все спектакли этого театра предназначены исключительно для взрослой аудитории, конкретно одного социального статуса (при этом в репертуаре отсутствует детская и юношеская литература, молодёжная драматургия, и социальная пьеса, обращённая ко всем другим слоям населения различного социального статуса). Нет, конечно, все спектакли этого театра, который мне удалось посмотреть за период руководства театром Вячеславом Гвоздковым мне понравились, но, исходя из того, что чуть ли не во всех своих интервью Вячеслав Гвоздков заявлял о своей художественной программе, что он строит ни что иное, как театр совести, не известно кому-как, а мне, как Художественному руководителю возглавляемого мной театра непонятно о какой художественной программе собственно идёт речь, если все произведения, входящие в репертуар театра в большинстве своём современная отечественная и зарубежная драматургия и переводные инсценировки художественной прозы, предназначенные для конкретной возрастной аудитории, напоминают мне все эти произведения из книг случайно взятых с книжной полки, которые были туда поставлены в абсолютно случайно порядке.

 

Если говорить об областном театре, где тогда наша русская классика? И где все остальные виды литературы и драматургии, перечисленные или не перечисленные мной в предыдущем предложении? Для кого этот репертуар? Кому он нужен? Вчерашним «новым русским», переставшими быть новыми и ставшими современными жителями России? А ещё хочу заметить, что наш прославленный областной театр не просто рядовой российский театр, он ещё носит почётное звание АКАДЕМИЧЕСКИЙ, которое он получил в 1977 году одним из первых в стране, в том числе за особую художественную программу театра, имеющую конкретную эстетику, если бы сегодня существовал какой-нибудь художественный совет или любой другой орган позволяющий подтверждать присвоение почётного звания, почему-то мне так кажется, а, как выяснилось, не только мне одному, а, скорее всего, и Марку Левянту тоже (за него не знаю, спросите у него), но за всех моих собеседников с кем я обсуждал данную тему точно ручаюсь, что это звание этот театр сегодня при подобных обстоятельствах получил бы вряд ли. Да и как сегодня театр может обратиться к нашей или классической литературе первого эшелона (Фёдор Достоевский, Лев Толстой, Алексей Николаевич и Алексей Константинович Толстым, Иван Тургенев, Александр Пушкин, Вильям Шекспир, Уильям Теккерей, Сомерсет Моем, Уильям Фолкнер, Эрнест Хемингуей, О’генри и многие другие) не в адаптированном, а каноническом академическом варианте, то играть в этих спектаклях в настоящее время просто некому, так как в театре при очень большом объёме молодёжной труппы и уже вчерашней молодёжи, но ещё не ставшей ярко выраженным средним поколением, исполнителей, как в качественном, так и в количественном варианте, хотя в театре есть непосредственно талантливые исполнители этой категории, при огромном разрыве поколения предпенсионного возраста, при активно занятой в репертуаре только Елены Лазаревой и фактически ничего не делающей в театре, а потому вынужденной отсутствовать в созданном и возглавляемой самарской актёрской мастерской, которая называется «Доктор Чехов», при условии, что она там всё-таки режиссёр и драматург, но не актриса, а также работающая в репертуаре Людмилы Федосеевой, но почему-то незанятые в репертуаре ведущие мастера сцены театра – Заслуженные артисты России Иван Морозов и Всеволод Турчин (последнего можно встретить на различных площадках города, в том числе в Самарской государственной филармонии за исполнением художественной прозы, а также, если не ошибаюсь, то на театральном факультете Самарского государственного института культуры в качестве преподавателя). При условии, что оба этих артиста находятся согласно их возрасту в отличной творческой форме и готовы принимать участие в репертуаре театра, руководству театра не нужна Алла Коровкина, которая прославила этот театр галереей самых разных образов широкого диапазона и почему-то принципиально не хотят договариваться с человеком, который волею судьбы определил судьбу этого театра (лично я не понимаю, кому выгодно, чтобы в стенах зрительного зала этого театра не звучала музыка Марка Левянта? Впрочем, об этом лучше спросить его самого).

 

Конечно, прошло очень много времени, многие пытались что-то сделать, но безуспешно, а потом все просто смирились, но серьёзно судьбой Самарского АКАДЕМИЧЕСКОГО театра драмы имени Горького за это время не занимался никто, в том числе, с привлечением мнения заинтересованной общественности и экспертного профессионального сообщества. Относительно экспертного заключения данного вопроса: на приёме у Министра культуры Правительства Самарской области Татьяны Павловны Мрдуляш мной была озвучена сложившаяся ситуация в театре, которая, естественно, требует решения, так как ситуацию ещё можно исправить, причём, абсолютно неконфликтными методами, при нынешнем руководстве театром. К сожалению, увольнение Директора театра Яны Егоровой, во многом пытавшейся исправить данную ситуацию, сильно оттянуло решение данного вопроса, но редакция СМИ «Древо поэзии» готова выступить площадкой или своеобразной трибуной для переговоров по данному вопросу. Наше сетевое издание готово разместить в любом формате мнения всех заинтересованных сторон и участников творческого процесса, включая руководство театра, коллектив театра, сотрудников Министерства культуры Правительства Самарской области и, что самое важное, зрителей. Наши корреспонденты, а лучше всего, если это буду я лично, готов взять интервью у всех руководителей театра, включая Валерия Гришко и Миши Лебедева, разъяснить им творческую политику Петра Львовича Монастырского, которая именно и привела к тому, что в 1977 году театр получил почётное звание АКАДЕМИЧЕСКИЙ, предоставить слово музыкальному руководителю театра Марку Левянту, для высказывания его позиции по данному вопросу, а также выступить гарантом переговоров между всеми заинтересованными сторонами.

 

Также редакция СМИ «Древо поэзии» просит откликнуться всех неравнодушных читателей и театральных зрителей относительно данной темы, которым небезразлична судьба Государственного бюджетного учреждения культуры Самарской области «Самарский академический театр драмы имени Горького», и в социальных сетях нашего СМИ активно комментировать сложившуюся ситуацию. Ваше мнение очень важно для нас и для всех.

 

Поздравляю Вас с предстоящим открытием 171-го театрально сезона и наступающим 170-летием театра и желаю всем творческих успехов, счастья и здоровья, а самое главное – хорошего настроения!

 

Все в театр!

 

С уважением,
Главный редактор СМИ «Древо поэзии»
Антон Ладецкий

 



 

Чтобы зявить о своём желании сотрудничать со СМИ «Древо поэзии» в одном из городов и населённых пунктов Самарской области, свяжитесь с редакцией нашего СМИ, написав письмо, (в письме укажите ваши контактные данные) или напишите сообщение по WhatsApp Viber: +7(917)126-98-98 с понедельника по пятницу с 08.00 до 20.00 по самарскому времени: +1 час от мск. вр. (звонить не надо, пишите или письмо, или сообщение WhatsApp / Viber по указанному номеру).




Категория: Театр | Прочтений: 1691 | Источник: poetree

Вы можете выслать любую сумму на поддержку и развитие культурно-просветительского сетевого издания СМИ «Древо поэзии». Перед тем, как сделать денежный перевод, можно написать нам письмо о вашем желании быть меценатом СМИ «Древо поэзии», также, если это необходимо, мы можем заключить с вами договор о меценатской поддержке СМИ «Древо поэзии».


Похожие материалы
Всего комментариев: 1

№1 - 12.09.2021 в 17:22
Да мы, старшее поколение были театралами и до сих пор не можем забыть какими роскошными спектаклями нас радовал  любимый Театр! Это и РИЧАРД третий с Николаем Засухиным, "КЛЕОПАТРА" с Л.Грязновой, "ТОГДА В СЕВИЛЬИ" с В.ОТТОВИЧ, "СОЛОВЬИНАЯ НОЧЬ" с Л.Альбицкой, "ЧЕТЫРЕ КАПЛИ" - с Ж.Романенко, "ВАРШАВСКАЯ МЕЛОДИЯ" с Л.Грязновой и В.Никитиным, "ЛЕВША" с В.Борисовым, "ГАМЛЕТ" с Ю.Демичем, "ВИЗИТ СТАРОЙ ДАМЫ" с В.Ершовой, "ДАЧНИКИ" с М.Лазаревым и др.

Во время моей работы в Москве два раза наш театр приезжал на гастроли, который знали и любили москвичи.

СПАСИБО за Высокое искусство говорили мы на похоронах П.Л.Монастырскому.

Потом реже стали бывать, но и у В.Гвоздкова запомнились некоторые спектакли - "О МЫШАХ И ЛЮДЯХ", "КОРОЛЬ. ДАМА. ВАЛЕТ", "ЗВУКИ МУЗЫКИ", "ЛЕС", "БЕДА ОТ НЕЖНОГО СЕРДЦА".

Конечно бы хотелось, чтобы и дальше театр нёс знамя Высокого искусства!
avatar