творческие проекты и программы
афиша событий культуры в Тольятти
 
12.07.2014 (13:16)
Вырождение господ Головлевых
Вырождение господ Головлевых

Недавно мы говорили о помещике Мишуке Налымове – персонаже одноимённой повести Алексея Николаевича Толстого. Персонаж у него получился потрясающий, сочный такой. Толстой показал максимум вырождения в человеке лучших его чувств.

 

Заходя несколько назад в литературной истории расследований классических русских писателей по теме прогнившего дворянства девятнадцатого века, хочется не упустить настоящий алмаз девятнадцатого века – роман М. Е. Салтыкова-Щедрина «Господа Головлёвы».

 

Действительно, этот драгоценный перл продолжает до сих пор сиять нам, потомкам гениального «Золотого века». Именно в этом произведении автор смог цельно показать вырождение семейства высшего «покроя». Им дали власть по рождению, деньги, земли, «души» и т.д., а они «сожрали» в итоге самих себя.

 

 

Семейство Головлёвых в романе представлено в таком количестве и качестве…

 

Арина Петровна – центральный персонаж, как солнце, вокруг которого идёт повествование (даже после её смерти), она как бы светила всем своим планетам, сыновьям, внукам и племянницам, но в концовке бессмысленных усилий по устройству имения – их и сожгла (каждого по-своему). По натуре Арина Петровна деспот, она ненавидела своих детей, мужа, старалась расширить владения собственных земель. Итог её жизни – бессмысленные накопления…

 

Владимир Михайлович Головлёв, её муж – бездарное, бессмысленное существо, от безделья и духовного вырождения в конце своего существования спился. После «прочтения» этого персонажа мне пришло в голову: непонятно, зачем такие существа вообще появляются на планете? Парадокс.

 

 

Степан Владимирович, старший сын (он же Степка-балбес и Степка-озорник) – также никчёмное, безвольное существо, как сорняк с детства приживающийся в доме Арины Петровны. В отношениях с маменькой постоянно искал возможность ей насолить, был больше на стороне папеньки или вообще ни на какой стороне. Вырос, был отправлен на учёбу в Петербург, однако спустя годы так и остался неспособен к нормальной жизни. Балбесничал, пил, куражился как мог, из-за долгов продал брошенный ему когда-то маменькой «кусок» (дом) за меньшую цену, чем он стоил. Когда Арина Петровна об этом узнала, то пришла в ярость. Она никогда не любила Степку (как в прочем и никого, но его особенно). Он вернулся к ней, похожий на бродягу, уже больной пьянчужка… Арина Петровна встретила его холодно, потом поселила как собаку в конуру (называемую комнатой), есть давала объедки с барского стола и больше не общалась с ним. Салтыков-Щедрин показывает страшный конец Степана Владимировича: он спился, сошёл с ума и убежал их конуры, раздетый, на снег, потом скончался.

 

Дочь Анна Владимировна не оправдала надежд деспота Арины Петровны, была своевольна, дерзка, сбежала из дома, «с корнетом Улановым и повенчалась с ним. Года через два молодые капитал прожили, и корнет неизвестно куда бежал, оставив Анну Владимировну с двумя дочерьми-близнецами: Аннинькой и Любонькой. Затем и сама Анна Владимировна через три месяца скончалась, и Арина Петровна волей-неволей должна была приютить круглых сирот у себя. Что она и исполнила, поместив малюток во флигеле и приставив к ним кривую старуху Палашку» (цитата М. Е. Салтыкова-Щедрина).

 

Аннинька и Любонька выросли как собачки на отшибе семейных благ, тоже питались объедками (мне их, кстати, жальче больше всех!), уехали в столицу, стали актрисами, начали неплохо зарабатывать, но не удержались и попали в волну куража. И так как были от природы не особенно талантливыми актрисами, то далеко не пошли. Для публики они нравились больше внешне… В какой-то момент, в угаре куража, сначала одна (Любонька), а потом другая (Аннинька), они «пошли по рукам», подсели на алкоголь. Устав от такой жизни, Любонька покончила с собой. Аннинька удержалась, решив вернуться в Головлево.

 

Образ Анниньки – это апогей жизнетворчества головлёвской вырождающейся династии. Салтыков-Щедрин через неё показывает все поздние переживания человека, больного душой и телесно, когда он осознает свою гибельность и бессмысленность всего пути. Как говорят: вся его жизнь проносится перед глазами…

 

Павел Владимирович – очередной сын деспотичной Арины Петровны, с детства забитый в угол моральный урод, именно в этом (или каком-нибудь другом) углу проходила его жизнь. Он был немногословен, ни с кем не общался, жил в своём воображаемом тёмном мире, никогда не ластился к маменьке, и она его тоже по-своему ненавидела. В зрелом возрасте начал пить, спился и умер. Он – как очередное семя, брошенное в жесткую почву. Очередной парадокс.

 

Центральный персонаж – но в отличие от Арины Петровны он является лейтмотивом всего головлёвского горя, проклятия – Порфирий Владимирович. «Порфирий Владимирович известен был в семействе под тремя именами: Иудушки, кровопивушки и откровенного мальчика, каковые прозвища еще в детстве были ему даны Степкой-балбесом. С младенческих лет любил он приласкаться к милому другу маменьке, украдкой поцеловать ее в плечико, а иногда и слегка понаушничать» (цитата М. Е. Салтыкова-Щедрина).

 

Иудушка с детства ластился к маменьке и, таким образом, стал её любимчиком. Нет, нельзя сказать, что она его любила, но больше выделяла среди других. Он умел залезть ей в душу, притом иногда она боялась Идушку – так он магнетически мог действововать! Арине Петровне часто казалось, что он, улыбаясь ей, мысленно словно накидывает петлю на шею.

 

Иудушка Головлев – уникален по своему внутренней бездуховности, грязи, безбожию. Его душа – мертвое море. В конце романа автор сводит вместе Иудушку и Анниньку. Они и одно целое общего проклятья, и как бы противоположности: цементированность совокупности грехов Порфирьюшки и зачатки раскаяния его племянницы, позднее зажигание, ощущение безысходности. Позднее – не позднее, однако оно всё же пришло в душу Анниньки. Иудушка – наоборот, всё усугублялся в своей демоничности.

 

Иудушка врёт всегда, он жаден до безумия, внешне – крайне набожен, внутри – полнейший атеист и негодяй. Он говорит много, без толку, все свои проступки «грамотно» оправдывает и всегда "чистит" их якобы евангельскими истинами.

 

Все дела Порфирия Владимировича – это вроде как тоже улучшения по имению, землям, однако на практике – служении е алчности, многочисленные кляузы, доносы, ненужные суды, обдирательство своих же крестьян. В конце жизни он совсем помешался: подолгу пропадал в комнате, мечтал об «улучшениях», делал бузумные подсчёты, как у кого что отобрать, кому как отомстить, разговаривал сам с собой.

 

Когда в Головлево в последний раз приехала Аннинька (умирать), он всё также сидел в своей комнате, не понимая, чем живет его дом. А дом жил помимо него. Крестьяне, почувствовав свободу в действиях (барин почти не выходил наружу), веселились, куражились. Аннинька пила, нашла подругу в лице служанки, с которой Иудушка много лет сожительствовал. Кстати, та как-то было дело – родила ребёнка от него, но Порфирьюшка быстро избавился от бедняжки (ребёнка отдали в детский дом). И сыновья его официальные тоже закончили плохо: один покончил с собой, другой заболел и умер, когда его везли в ссылку, из-за того, что он не выплатил огромный долг, проигравшись в карты (ни отец, ни бабушка Арина Петровна не помогли ему, хоть он и умолял их дать ему в долг… Такой же никчёмный член головлёвского семейства получился – безвольный, не приученный к труду).

 

Так вот, при последнем приезде Анниньки, Иудушка, наконец-то, начал вылезать наружу и встречаться с племянницей за обеденным столом. Он догадался, что она сильно пьёт. Ему было и интересно, и одновременно в душе происходила окончательная духовная гибель. Он чувствовал, что развязка близка. Порфирию Владимировичу хотелось раствориться, исчезнуть, окончательно потеряться. И он решил начать пить вместе с Аннинькой. Ужин перерастал в попойку. Чем больше они напивались, тем сильнее начинали ненавидеть друг друга и всё их канувшее в Лету семейство. Они вспоминали прошлое, им было плохо, отвратительно, они обжирались водки, а потом глубоко за полночь расходились по своим комнатам.

 

Вот итог жизни. Итог жизни выродившихся провинциальный помещиков. Конечно, речь не идёт о каком-то конкретном неожиданном семействе. Писатель Салтыков-Щедрин говорит о явлении. О корне зла такого образа жизни, когда люди как бы по рождению считают себя высшими существами, они повелевают «душами» словно боги и до поры до времени не замечают внутреннего распада. Интересно, что самый «цвет» головлёвцев, Порфирий Владимирович, все блага имения Головлёва, личную значимость, любые семейные беды неустанно связывал с божественными предпосылками. Таким нехитрым образом он оправдывал и собственные злодеяния, «выправляя» их под установленный им норматив действий.

 

Одним из прототипов образа Иудушки являлся старший брат писателя Дмитрий, который, рассмотрев себя на страницах романа, всю жизнь ненавидел Михаила Евграфовича. Он считал его изменником дворянского образа жизни, что и было, собственно, правдой.

 

 

Александр Тененбаум

 

 

Источник изображения: http://artofwar.ru/k/kamenew_anatolij_iwanowich/welikijtainnik.shtml

 

Вырождение господ Головлевых
Категория: Литература | Просмотров: 1553 | Источник: poet

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar