творческие проекты и программы
актуальные события культуры
 
25.05.2011 (19:38)
Владимир Маяковский - стихотворение "Лиличке!"
Владимир Маяковский и Лиля БрикЛиличка!

Вместо письма

Дым табачный воздух выел.
Комната —
глава в крученыховском аде.
Вспомни —
за этим окном
впервые
руки твои, исступлённый, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День ещё —
выгонишь,
может быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссеча́сь.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Всё равно
любовь моя —
тяжкая гиря ведь —
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят —
он уйдёт,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон —
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролёт не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и су́етных дней взметённый карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?
Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

26 мая 1916, Петроград

Представленное выше стихотворение-рэп Владимира Маяковского известно многим, особенно после переложения его на музыку рок-групп «Песняры» и «Сплин», однако я хочу ещё раз поговорить о нём.

Стихотворение-письмо-отчаяние поэта (лирический герой и есть сам Маяковский) - безумно по своей сути, оно даже, можно утверждать, суицидального характера, хоть там и говорится, что отчаявшийся поэт и не покончит с собой (в итоге он в жизни всё-таки покончил).

Безумие - как страсть, когда кроме объёкта «любви» ничего в жизни не видишь. Такое часто встречается и не редки самоубийства на этой почве, когда кажется, что не можешь больше жить без «любимого» человека.

Показанное чувство поэта трагично, это неразделённая «любовь», это муки и переживание, это что-то адское («глава в крученыховском аде»), зависимое, материальное (взгляд, звон голоса, руки и т.д.)

Но проглядим построчно…

Дым табачный воздух выел.
Комната —
глава в крученыховском аде.
Вспомни —
за этим окном
впервые
руки твои, исступлённый, гладил.

Они (поэт и «возлюбленная» поэта) курят в комнате, много курят, комната напоминает ад («глава в крученыховском аде»... — Имеется в виду поэма А. Кручёных и В. Хлебникова«Игра в аду»). Они не разговаривают, всё время говорит, обращается к возлюбленной Лиличке поэт, но нет ответа в продолжение всего разговора, стиха между ними.

Поэт измучивает себя, говоря ей: помнишь, как за этим окном я впервые руки твои, исступлённый, гладил? Исступление – состояния бесовское, одержимое…

Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День ещё —
выгонишь,
может быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.

Поэт-псих ей орёт о своих муках, а она сидит, сердце в железе (мёртвое, безучастное к его крикам), а через какое-то время, он чувствует, что она его выгонит совсем (надоест ей окончательно). Он окажется в мутной передней, с дрожащими руками… сломанными дрожью холода, которые он пытается засунуть в рукава, чтобы согреться…

Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.


Он выбежит, и видно, это было уже много раз – такие безумства, он предчувствует продолжение припадка. Дикий, безумный, отчаяньем иссечась (как ножом или бритвой) окажется на улице. Но он хочет прямо сейчас проститься, закрыть эту «тему», не тянуть муки, забыть о ней.

Всё равно
любовь моя —
тяжкая гиря ведь —
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.

«Любовь» поэта – тяжкая гиря для неё, Лилички, но ему всё равно обидно, он плачет прямо у неё на глазах, точнее ревёт как ребёнок, у которого отнимают игрушку.

Если быка трудом уморят
он уйдёт,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.

Дальше поэт сравнивает себя с быком, который трудится до смертельной усталости, он хочет отдохнуть в холодных водах. Вот «любовь» Лилички – это для безумца холодная морская вода, но в ней он даже плачем не может вымолить(!!!) отдыха. А другого хорошего ему ничего и не надо.

Захочет покоя уставший слон
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.

Со слоном – такая же история. Опять он уставший, хочет отдохнуть в песке (кстати «опожаренном», выгоревшем), но «любовь» поэта, Лиличка, – и есть солнце (отдых, счастье, смысл жизни), а при этом он не знает, где она и с кем шляется. Хочет солнца на небе, а его нет, оно исчезло за тучами.

Интересно Маяковский говорит о себе как о быке, царственном слоне… нечто большое, но животное (поэт живёт животными чувствами). Большой Маяковский с говорящей фамилией!!!

Рифмы  «уморят – моря» несут противопоставление: как смерть и жизнь (отдых), как  море Лиличка смертельна для Маяковского. С рифмами «Слон – солнца» такая похожая ситуация: слон хочет жизни, отдыха через солнце Лиличку, которое на самом деле безжизненное, зашло за тучи, отсутствует.

Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.

Поэт так измучен, что ему и деньги не нужны, потому что они для него уже не звенят, как звенит имя «возлюбленной» – Лиличка!

И в пролёт не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.

Поэт говорит о том, что не покончит с собой, что оружие не властно над ним, но властен взглядЛилички, а она его бросает, прогоняет, они расстаются, значит всё равно по логики поэта ждёт смерть через самоубийство. Хитро-то как безумие.

Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметённый карнавал
растреплет страницы моих книжек...

Ему горько, что, не смотря на его суицид, она его всё равно забудет, дурака, который чёл её королевой, а душу свою «любовью» выжег дотла. Дни (время) растреплют, развеют листья-страницы его стихов. Ему жаль себя. Себялюбивое состояние.

Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?
Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.

Они в комнате, он всё говорит ей, говорит… но его слова для неё – словно сухие листья… она уйдёт и не остановится, хоть он жадно и дышит (жаден к ней, не хочет её терять как объект для  удовольствия). Но он при этом ещё и романтик, поэт-романтик: он нежностью просит Лиличку выстлать её уходящий шаг. Вспоминается Иисус Христос, на осле въезжающий в Иерусалим, ему тоже шаг выстилали.

Но она всё равно уйдёт, Лиличка, его личный персональный Джыжас.

P.S. Владимир Маяковский и Лиля Брик мучительно встречались с 1915 по 1930 год до дня смерти поэта, который по официальным данным застрелился.

Ниже представлены переложения стихов "Песнярами" и "Сплином":





Александр Тененбаум

Владимир Маяковский - стихотворение "Лиличке!"
Категория: Литература | Просмотров: 48271 | Источник: poet

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar