творческие проекты и программы
афиша событий культуры в Тольятти
 
28.07.2014 (17:03)
Скорая литературная помощь
Скорая литературная помощь

Литература, как и сами литературные герои, могут приходить человеку на помощь, как это ни странно звучит – ведь среди скептиков считается, что литература это нечто аморфное (книгами разве только можно подпереть покосившийся шкаф, да развести на даче костёр, вырвав из книжки первую попавшуюся страницу), а литературные герои даже если и кричат со страниц столетней давности, то весьма молчаливо.

 

Скептики-обыватели встречаются в нашей жизни чаще всего. Другое дело – религиозные люди. Они – да, с трепетом читают в священных талмудах «полюбившиеся» места, для них литературные герои становятся живее всех живых, хотя в приступе фанатизма они не считают таковых литературными. Я не хочу никого оскорбить, однако среди так называемых верующих встречаются очень много сверхверующих, считающих, что по каждому их слову и зову сразу случится чудо и кто-нибудь, к примеру, сразу излечится.

 

Не будем перекидываться созревшими нынче помидорами по огородам (яблоки хорошие, кстати, созрели, кому нужно – тыква и брюква), лучше я расскажу одну поучительную историю, как литература и её классический литературный герой дали ответ вопрощающему…

 

Не буду скрывать, события случились со мной в кругу моих приятелей в одном довольно праздном месте – в кафе, где мы трапезничали в тёплый летний денёк вот на днях. Мы кушали салаты из летних помидоров с огурцами, потом нам принесли чайник с чёрным чаем, всё было чинно и кошерно. Трапезничая, мы, естественно, обсуждали наболевшие новости, в частности коснулись ситуации на Украине, раскрывали с разных сторон тему фашизма, затем ненароком перешли на подобные уроки истории в прошлом (которые, видимо не стали настоящими уроками), коснулись темы массового убийства мирного населения, мы спорили и даже немного тыкали друг в друга вилками.

 

И вот настал кульминационный момент ученого спора: общими усилиями мы пришли к выводу, что жальче всего на ниве войны именно детей, и почему коса войны, а точнее взрослых дядек может посягать на самое святое, самое беззащитное и ангельское (т.е. на них)? Сейчас же сверкнули гром и молния в глазах одного из спорщиков – он сообщил нам такое: на Руси с древних веков считается, что на каждого вновь родившегося ребёнка Богом-создателем даётся всё нужное ему. То есть, человеческое рождение неслучайно, и вход на землю, к живым, ему уже «оплачен» и заведомо «начислено пособие».

 

Всё это звучало, конечно, хорошо и умильно, тем более никто и не оспаривал из сидевших неслучайность вхождения в наш мир, однако я не утерпел и крепко заспорил с оппонентом. «Как, - говорил я дрогнувшим пламенеющим голосом, - так получается, что на каждого рождённого ему уже от природы дадено, если ежедневно в мире гибнут от голода, холода, болезней и т.п. огромное количество детей, так и не познавших, порой, простой материнской ласки?

 

Тут, как водится, разгорелся спор, перешедший в спорт, а спорт, как известно, часто заканчивается профессиональными травмами. Оппонент приводил в примеры детдома, где там не всегда плохо относятся к молодым «сидельцам», доводил до моего сведения общую информацию о приёмных родителях, которые воспитывают чужих ребятишек и тем живётся нормально…

 

Мы спорили и спорили, и чуть не поругались. Нас спасло врождённое дружелюбие, природное беззлобие и любовь ко всем и вся. Потом мы ещё посидели. Поминутно кто-то из наших кричал озорное слово «Человек!» и трещал пальцами вытянутой руки. Снова принесли чаю, пироженок, мы ещё мирно посидели, а потом разошлись «по своим». О споре я даже как-то и забыл, вечером настал вечер, я вернулся домой, благополучно лёг спать, заснул.

 

Проснулся я от криков играющих детей, они носились по квартире, радуясь, беснуясь, повизгивая, прыгали как зайцы. Жена к тому времени сварила им кашу на молоке, нажарила гренок, я сам, умывшись, собирался сделать себе глазунью с кофе, и тут мой взгляд лёг на тоненькую детскую книжку, лежащую на подоконнике (верно это старшенький читал её и оставил там), старого советского издания. На обложке была иллюстрация плохо одетой маленькой девочке с метёлкой в руке, книжка называется «Козетта». И сразу в голову хлынули воспоминания из детства – когда-то я уже читал о горькой судьбе восьмилетней девочке, по-сути подброшенной к злой французской паре супругов Тенардье. Мама её на время отдала позаботиться за деньги, а потом перестала присылать деньги. Изначально взять с собой Козетту она не могла, так как её нужно было работать, а нянчиться с ребёночком было некому.

 

История Козетты – это отрывок из одного из самых сильных романов французского писателя Виктора Гюго «Отверженные». В юности проза Гюго весьма волновала меня, я много чего прочитал из него, хоть это и переводная литература. Проза Гюго, можно сказать, довольно проста для переводчиков, так как написана доходчивым языком на все времена. В ней он всегда касается вечных тем, проблем, он сострадателен к своим персонажам, настоящий христианин и друг. С тех пор, как произведения Виктора Гюго были переведены на множество языков, читатели сразу полюбили доброго рассказчика, он – можно сказать, лучшее из лучшего в европейской классической литературе.

 

Так вот, я быстренько прочёл сказку про Козетту (являющуюся отрывком из романа «Отверженные), пока готовилась глазунья и закипал кофейник. И словно ударом невидимого молота я резко получил по своей лысой невидимой макушке! А ведь здесь ответ на мой вчерашний спор… Получается следующая ситуация: трёхлетнюю девочку жизнь (назовём условно так «виновницу») кидает невыносимые условия, она живёт впроголодь у тиранистых людей, с пяти лет забывает мать и нет у неё никого близкого, нет игрушек, её унижают, она всё время работает на этих уродов, в лохмотьях, грязная, таскает тяжести, её бьют ногами и плетьми. Козетте даже играть почти не дают – представляете, что это значит для ребёнка??? Но потом случается чудо: девчушку забирает с собой незнакомый старик, у которого есть деньги, он очень добрый (как сам дедушка Гюго), он дарит её самую дорогую в городе куклу, он выкупает девочку из аграссорских фашистских лап семьи Тенардье.

 

Вот таким нехитрым образом я получил ответ на свой вопрос посредством литературной героини Козетты: на каждого рождённого, даже в аду, у Создателя есть, так скажем, положенное на его счёт, только это не сразу видно или получается обрести. 

 

Единственными, кто всё время пытается губить добрые ростки (рождённых детей) – это сами люди, взрослые, наглые, безжалостные, бездарные, бессмысленные и беспощадные. Отсутствие жалости в человеке – то есть отсутствие в нем человечности – всегда было загадкой для меня. Надеюсь, и для вас тоже.

 

 

Александр Тененбаум

 

 

Источник изображения: http://www.bl-school.com/blog/многогранность-тал/

 

 

Скорая литературная помощь
Категория: Литература | Просмотров: 723 | Источник: poet

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar