28.05.2011 (14:48)
Сергей Есенин - поэма «Анна Снегина», 5-я часть
Сергей ЕсенинСвоё отношение к новой власти мы читаем из уст крестьянина Прона:

«Дружище!
С великим счастьем,
Настал ожидаемый час!
Приветствую с новой властью,
Теперь мы всех р-раз — и квас!
Без всякого выкупа с лета
Мы пашни берем и леса.
В России теперь Советы
И Ленин — старшой комиссар.
Дружище!
Вот это номер!
Вот это почин так почин.
Я с радости чуть не помер,
А брат мой в штаны намочил.

Едри ж твою в бабушку плюнуть.
Гляди, голубарь, веселей.
Я первый сейчас же коммуну
Устрою в своем селе!»

Прон и его брат Лабутя (который «в штаны намочил») – представители крестьянства, можно сказать, близкого Есенину, его корней, однако это самые отрицательные представители, особенно предатель-перебежчик Лабутя.


Понимая всё это, я уверен, что мысль ("Вот это почин так почин. Я с радости чуть не помер, А брат мой в штаны намочил») – это скрытое отношение самого поэта к новой власти. Я не согласен, что написав такое, это он так «осмысляет» революцию. А для отвода глас он вводит в повествование главную героиню – женщину Анну Снегину, любовную тему, на которую все отвлекаются.

Нет между ними никакой любви, как традиционно считает критическая литература.

Я помню —
Она говорила:
«Простите... Была не права...
Я мужа безумно любила.
Как вспомню... болит голова...
Но вас
Оскорбила случайно...
Жестокость была мой суд...

Была в том печальная тайна,
Что страстью преступной зовут.
Конечно,
До этой осени
Я знала б счастливую быль...
Потом бы меня вы бросили,
Как выпитую бутыль...

Интересная любовь получается?

 Но я перевел на другое,
Уставясь в ее глаза.
И тело ее тугое
Немного качнулось назад.

Дальше у них был секс… Муж умер, поэт такой классный мужик, почему бы и нет? Она ему снова отдалась, вся и без остатка. Как в последний раз.

Но к Снегиной мы ещё вернёмся, хочется снова уделить внимание «осмыслению» Сергеем Есениным революции:

Суровые, грозные годы!
Ну разве всего описать?
Слыхали дворцовые своды
Солдатскую крепкую «мать».

Эх, удаль!
Цветение в далях!
Недаром чумазый сброд
Играл по дворам на роялях
Коровам тамбовский фокстрот.
За хлеб, за овес, за картошку
Мужик залучил граммофон, —
Слюнявя козлиную ножку,
Танго себе слушает он.
Сжимая от прибыли руки,
Ругаясь на всякий налог,
Он мыслит до дури о штуке,
Катающейся между ног.

Вот оно как.

Александр Тененбаум

Сергей Есенин - поэма «Анна Снегина», 5-я часть
Категория: Литература | Просмотров: 4056 | Источник: poet

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar