творческие проекты и программы
афиша событий культуры в Тольятти
 
04.05.2013 (18:00)
Поэт Осипов Анатолий Витальевич (1970-2008)
Поэт Осипов Анатолий Витальевич (1970-2008)
Осипов Анатолий Витальевич (1970-2008). Отец – офицер советской армии, мать – финработник. Закончил с красным дипломом исторический факультет Одесского государственного университета. Был аспирантом ОГУ. Работал в Херсонском историческом краеведческом музее, был учителем истории в школе. Является автором нескольких статей по истории белогвардейского движения на Юге Украины. В возрасте тридцати семи лет скончался после тяжёлой и продолжительной болезни. Без отца остались двое маленьких детей.
 
Творчество Анатолия Осипова – это яркий пример того,  как стихи, в общем-то, скромного по уровню своего технического мастерства автора, могут быть интересны и притягательны. Его поэзия это безразмерный кладезь литературоведческих идей и теорий. В данной поэзии много эстетических находок, которые порой поражают воображение своей яркостью и красотой. Анатолий Витальевич являлся типичным поэтом-символоромантистом. В его стихах от правого символизма есть, кажется, всё: эмоциональная вязкость, насыщенность, смакование, мистицизм, космизм, монархизм и белогвардейщина, а ещё выспренность, экзальтированность, преклонение перед прошлым, ностальгия по временам монархии, воспевание мужественности и ратного подвига. Преобладают зрительные образы. В стихах явно присутствует утончённость и нестандартный способ мышления. Автор остро чувствует Её Величество Вечность, которая явно присутствует у всех поэтов-символоромантистов. Много иронии и самоиронии. Мистика, граничащая с волшебством. К женщине лирический герой Анатолия Осипова относится с юмором и лёгким сарказмом. Часто в стихах автора встречается фантасмагория. Самые яркие метафоры: «И откуда взгляд, как ветер…» и «Стволы бутылок, поднеся к виску…». Лично мне, хочется сказать спасибо Анатолию Витальевичу за историческую память. Он своими стихами, красивыми и мужественными, будил в людях воспоминание о былой Великой и Неделимой России, которую так любил и которой восторгался. Если бы белые воины встали из своих могил, они бы оценили по достоинству поэзию этого пусть и малопрофессионального, но такого яркого, фееричного и искреннего автора. Всё стихотворное наследие Анатолия Осипова увидело свет под редакцией Вашего покорного слуги. Жаль, что автор ушёл так рано, но для поэта 37 лет – это целая Вечность… Если кто-нибудь когда-нибудь защитит по творчеству Анатолия литературоведческую кандидатскую диссертацию, я не удивлюсь.
 
Павел Иванов-Остославский
 
 
Юнкера-Алексеевцы
 
Что за дело, Боже правый:
Справа пули, слева дым
И к земле приник кровавый
День погоном золотым!
 
Вот вершится славный, бравый
«Алексеевский парад»:
За Царя и за Державу
Умереть здесь каждый рад!
 
Не мальчишки, право-слово, 
А солдаты – на века
После штурма штыкового
И лихого марш-броска!
 
Но под Ольгинской станицей
Где атаки кутерьма,
В одночасье ваши лица
Стали горькими весьма…
 
И откуда взгляд, как ветер…
И откуда сказки-сны…
Было утро, день был светел…
Павших трупы так черны...
 
01.06.1996
 
 
*  *  * 
 
Не случиться и не судится
От зари и до темна
На моей замерзшей улице
Суета и маята.
Сущий мрак, не видно месяца,
Звёзды смутно-далеки…
Не влюбиться, не повеситься
Мне теперь уж ни с руки….
Мне не высказать желания,
Я теперь - лишь пустота,
Вздохи, встречи, расставания,
Руки, звуки, суета…
 
 
*  *  * 
 
Свет зарниц в темноте был не светел, а рыж
Залпы пушек и чёрные дали…
На железной дороге Одесса-Париж
Красным знаменем бесов пугали…
И зловещая темень космических сфер
Шла на землю тяжёлым туманом,
И поручик – почти молодой Люцифер -
Предвкушеньем атаки был пьяный…
Я его, подлеца, так давно не терплю
Он невежда, он варвар, он половец,
Он предаст эту землю огню и мечу
И  под землю сойдёт - добрый молодец…
 
Париж 15.07.1994
 
 
*  *  *
 
Всегда напудренная и ухоженная,
Изящно ветреная и манерная,
Немного томная, от Бога сложенная,
Чуть-чуть несносная, слегка неверная.
 
Вам спотыкаться в думах о вечном,
Сгинуть мне в ночи грустной загадкой.
Быть нам ушибленным и искалеченным -
Двум генералам войны за сладкое.
 
 
*  *  *
 
Мой гений сладкий, день так молод -
Вы спите дольше, не беда.
Пусть за окном декабрьский холод, 
И ветер с моря, как всегда.
 
Смирившись, промолчу, но утром 
В своей любви смогу остыть… 
Я все пойму, я буду мудрым,
И я вернусь к Вам… Может быть…
 
 
*  *  *
 
Мадам Карине, без грусти и 
кошачьих сантиментов - автор
 
Мадам Карина, Вам уже за тридцать -
Уже не пышет жизнью Ваша стать…
Не отдохнуть и не повеселиться
Хоть разломай скрипучую кровать!
 
Который год и муторно, и пусто
В моем окне немытое стекло;
В моей душе не выпитое чувство
И бледное, красивое лицо…
 
Уж если нам и выпало родиться
Носить ботинки, шляпу и пальто,
Давайте съездим этим летом в Ниццу
Или Париж,  а впрочем,  все не то…
 
Конечно,  я останусь нынче дома.
Мадам Карина,  может иногда,
Как старый и доверенный знакомый,
Я буду снова приходить сюда.
 
Вы мне споете, вон она гитара,
И в деке трещина, и голос с хрипотцой
О близости вселенского пожара
И о любви извечно роковой.
 
 
*  *  *
 
……………………………………
……………………………………
Поднимутся цепи опять и опять
Поднимутся цепи, чтобы не встать
Черное поле, горячий свинец
Яма по пояс, делу венец
Цепи поднимутся,  веруя в слово - 
В славу Деникина,  в славу Краснова!
Славная битва, соленая твердь
Утром молитва, вечером смерть…
Быстро братушки, сердце залечит
Треск пулемета, взрывы картечи…
Вечером водка, если в живот,
Быстро протянешь ноги вперед
Если додышит, - на посошок,
Врач разрешает, только глоток…
Русская жгучая, фляга-трофей…
Жалко гвардейских белых коней…
Холодно к ночи на большаке - 
Роют окопчики, щелкают вшей.
Там – на Литовском - горсть юнкеров…
Вышло могилу - без Сапогов…
Если так вышло,  богу поклон,
Если в нагане последний патрон,
Веру, Россию, солнечный май
Юнкер мальчишка стой-защищай!
Бейся до смерти – ты не один -
Старой России будущий сын…
 
 
*  *  *
 
Сны, - приведенья и покойники
С любовью пылкой пополам…
Бодлера том на подоконнике,
За подоконником бедлам…
Не обижаясь на неволю,
Порхают, - крылышки вразлет:
В моем шкафу семейство моли
Съедает старый редингот.
Что им столетий зов утробный:
Добротна, шелковиста нить -
При гастрономии подобной
Не то, что век - эпоху жить!
Пусть неприметны, нелюбимы,
Пусть убиваемы людьми, 
Но все ж вкуснее габардина
Еды им в мире не найти!
Как непосильные оковы,
Одежду отряхнешь с себя…
Да сгинут бледные покровы
И тегеранская парча!
По букве древнего закона,
Поддавшись слабости огню,
Кому-то блузку из шифона
На ужин жертвуешь в меню.
Я так устану, утешаясь,
И не утешусь – нелюбим, 
И ваш полет не прерывая,
Я уберу весь нафталин.
Так вейся, божее созданье,
От гардероба и к дивану,
Ведь редингот не мирозданье -
Себе я новенький достану
 
03.04.1995
 
 
*  *  *
 
Хорошо играешь, но без жизни
Хоть вполне стараешься в начале:
То ли струны в серебре обвисли,
То ли руки тонкие устали.
 
Зал молчит и изредка кивает,
Но вовсю старается смычек,
И когда Бетховен засыпает
Будит его ритмом башмачок
 
Где-то звонко отражает звуки
Люстры бронза к мраморным ступеням,
Может быть, прислушаться от скуки
Присмотреться к нотам и коленям.
 
Странно в мире, сыро и тревожно
И не по себе от ваших фуг,
Но сегодня дождь, и все возможно
Для умелых и свободных рук…
 
Одесса 03.1996.
 
Осипов Анатолий Витальевич (1970-2008)
 
 
Поэт Осипов Анатолий Витальевич (1970-2008)
Категория: Литература | Просмотров: 1816 | Источник: ostoslavskij

Похожие материалы
Всего комментариев: 19

№1 - 05.05.2013 в 04:29 Спам
Уважаемый Андрей! Спасибо Вам сердечное за эти публикации на Вашем чудесном сайте!

№2 - 05.05.2013 в 09:34 Спам
Конечно, присылайте ещё! Благодарю Вас.

№8 - 23.05.2013 в 12:02 Спам
А вот стихи Анатолия, лешённые моей редакторской правки:
***

Он жил один без смысла и тревоги,
И не жалел, но только иногда
Ему казалось: кончились дороги
И в голове утихли голоса.

Благие речи обратя в проклятья,
Под горький вкус и мертвую тоску,
Уходят в ночь любовницы и братья,
Стволы бутылок поднеся к виску.

У них в глазницах гулкие пространства
Бездонна высь, высока глубина
И неподвижный поиск постоянства,
И вид на порт из грязного окна.


***

Всегда напудренная и ухоженная,
Изящно ветрена и манерна,
Немного томна, от Бога сложена,
Чуть-чуть несносна, слегка неверна.

Вам спотыкаться в думах о вечном,
Сгинуть мне в ночи грустной загадкой.
Быть нам ушибленным и искалеченным
Двум генералам войны за сладкое.

№9 - 23.05.2013 в 12:04 Спам
Так это правда, что зачем-то редактировались стихи этого поэта?

№13 - 23.05.2013 в 12:34 Спам
Так я же их и отредактировал. Они ж малопрофессиональные, но интересные. Мне стало жалко, что такие прекрасные образы упакованы в неказистую словестную обёртку.

№14 - 23.05.2013 в 12:37 Спам
Ты не имеешь право это делать.

№15 - 23.05.2013 в 18:44 Спам
Я имею права это делать, потому что меня попросила о редактировании стихов его мать и даже заплатила мне деньги. Если бы я этого не сделал, клиентка была бы недовольна, и разразился бы скандал. Сказали бы, что я беру деньги, а работу не выполняю. Вот пожалуйста: исправил огрехи в чужих стихах - сделал доброе дело, и за это же ещё получил выговор... Нехорошо...

№16 - 23.05.2013 в 19:24 Спам
Нехорошо, что эта история становится известна от другого человека. Именно поэтому всё кажется таким странным. Не знаю права ли мама поэта... Но теперь понятно в чём дело... Запутанная ситуация, неоднозначная.

№17 - 24.05.2013 в 15:45 Спам
Уважаемый Рoetree! Позвольте высказаться "другому человеку", тому, кто был другом Анатолия четверть века – с 1983 года.
Ситуация вполне себе однозначная. В 2008 году мама Толика решила разместить в Интернете его произведения. С этой просьбой она обратилась ко мне. Было принято решение разместить стихи и прозу на портале "Арткавун". Может быть к ostoslavskij она тоже обращалась, тут я не в курсе, комментировать не буду. 
Через какое-то время она позвонила мне и сказала, что тексты, которые ей дали на утверждение в портале "Арткавун" НЕ СОВПАДАЮТ с оригиналом. От Николая Степановича Кошелюка я узнал, что эти тексты ему предоставил  ostoslavskij.  В течении недели мною стихи были заменены на оригинал, основанный на черновиках и согласованный с мамой Толика. 
Кстати, некоторые из этих стихов были размещены на ресурсе "Укус"  Сергея Зубарева еще при жизни автора.
Поэтому вызывают как минимум удивление вот эти заявления –
"Всё стихотворное наследие Анатолия Осипова увидело свет под редакцией Вашего покорного слуги". Ложь. Наглая ложь. 
А вто это просто возмущает: "Они ж малопрофессиональные, но интересные. Мне стало жалко, что такие прекрасные образы упакованы в неказистую словестную обёртку ". Как и то, что у человека объявляющего себя другом Анатолия хватило совести взять деньги за свою так сказать "работу".
Огромная просьба к poetree – приведите подборку стихов в соответствие с оригиналом.
С уважением, Дмитрий Иващенко, г. Херсон.

№18 - 24.05.2013 в 15:49 Спам
Вы можете выслать оригиналы этих стихотворений на мой почтовый ящик? Нужно сфотографировать или отсканировать рукопись автора. Если всё так как вы говорите, то мы отредактируем текст, сверив его с оригиналом.

№3 - 05.05.2013 в 12:13 Спам
После замечательной статьи Павла Иванова-Остославского просто невозможно не прочитать от и до представленную подборку стихов.
В авторе чувствуется любовь к жизни и всему живому. Я даже прослезилась, читая стихотворение "Сны, - приведенья и покойники..." Он уважает жизнь даже такого маленького и вредного создания, как моль. Для него ценнее, чтобы моль ещё пожила, и ради этого он готов пожертвовать своим рединготом, да и вообще содержимым всего шкафа...  Какая сила в этом заложена...
Павел, спасибо Вам большое за то, что познакомили нас с поэзией Анатолия Осипова!

№11 - 23.05.2013 в 12:05 Спам
*** Коленопреклоненная, огромная, неровная
Лежит земля и светят фонари.
Не строится, не ладится,
Лишь на ветру качается
Тень от креста до северной зари.
Горячей кровью полита, святая и смоленая,
Усталая и днем обожжена.
Татарской преисподнюю да карою Господнею,
На муки и века обречена.

 
***
Изысканны и правильны поклоны,
Седой пробор и вежливость, и жест.
Защитный френч, чуть смятые погоны,
И за Каховку чудотворный крест.
Когда он вскрикнет муторно и звонко,
И тронет шрам, перекрестивший лоб.
Пожалуйста, французская девчонка,
Не говори ему про Перекоп.
Там степь-ладонь и на краю планеты
Турецкий вал, девятый вал застыл.
Как золото погон блестят рассветы
Над цепью архаических могил.
Здесь мира грань о скользкую куртину,
Бьет беспокойно пепельный прибой,
И ветру с моря подставляет спину
На грани утра юнкер-часовой.
Он Сивашу осушит соли слезы,
Там Ахиллесов бег, - а здесь пята,
Какие-то сибирские морозы,
Какие-то уставшие глаза.
И будет день, и небо будет синим,
Татарским шляхом пролегли кресты.
Лишь на краю заснеженной России
Последний столб Потемкинской версты.
 
Серенада падающего дирижабля.
Я пока еще сила, я бог
 Тенью падающей заслоняю
Солнца свет, я как алчный волк
 Гладь небесную одолеваю.
Я не слышу крики людей
 Я большая машина, но все-же
Жизнь у звезд и смерть на Земле
 Так на Дантовский ад похожа.
Я – шедевр в прицелов раме,
 В небе скользком, как зимний лед
На восток ушли караваны
 Оборвавшие мой полет.
Выходящий из рваных ран
 Воздух медленно иссякает
Я людей обманул, и обман
 Мое тело к земле прижимает
Этот воздух – моя кровь и плоть,
 Этот свист – как мороз по коже
Так внизу металлический дождь
 Небоскребов тела корежит.
Я не чувствую пуль в животе
 Бомбы корчась меняют ландшафт
И пилот среди гильз и крови
 Пьет со смертью на брудершафт
Вознесли меня люди ввысь,
 Но сгораю, смердя резиной
Лишь минута и склепная сырость
 Свою алчную пасть разинет
Смейся враг, мне не страшен твой смех
 Шелка кожа не чувствует боли
И команду живых, мертвых, всех
 Мой истерзанный саван накроет.
Я расстрелян, сожжен, уничтожен
 Легких мощь как рвань и старье
И куски обгоревшей кожи
 На деревьях висят как белье.
Дождь водою пройдет по лицу,
 Я останусь средь мертвых один
Только птицы увидят внизу
 Догорающий цеппелин.

№12 - 23.05.2013 в 12:06 Спам
***
И приснится же такое
Сколько небо не крести
Над иллюзией покоя
Ночь, тревожные огни…
У раскидистой коряги,
У чернеющих могил
Дух канальи и бродяги
Ночью темною бродил
Все искал, все звал кого-то
В склепах шарил воровски
Шелест веток, тихий шепот,
Осторожные шаги.
Что он ищет средь тропинок –
Ведь такие холода,
Почему он без ботинок,
Без перчаток и шарфа?
Может ищешь ты пропажу?
Место нужное забыл?
Это я в момент улажу,
Брось возиться у могил.
Только вскомни – имя, дату,
Год рожденья на Земле,
Вспомни странник, как когда-то
Тень привиделась тебе.
Что-то тихо бормотала
И склонившись в темноте
Белой туфелькой стирала
Мох на мраморной плите.

Все томила, все не спала,
Беспокойная, одна
Не тебя-ль она искала,
Не тебя-ль она звала?
Платье белое истлело,
Мрак, подергнувший лицо
И на пальчике блестело
Обручальное кольцо
Только тлел в глазницах темных
Одинокий огонек
И куда ушла – не помню
И откуда – невдомек
Опустился он устало
На заросший холм земли
Затрясло вдруг, закачало
Лысый череп головы
Где, когда, в каком пределе
Я ее увижу вновь?..
И по камням подземелья
Дождь струился словно кровь.
Так растет и отцветает
Поздней осенью трава
Пусть молчит и не узнает
Пусть забудет навсегда
Пусть смешаются в могиле
В тьме и холоде земли
Те, что ждали и любили,
Но дождаться не смогли

На нетлеющей постели
Отзвучали в ночь шаги,
Все оплаканы потери,
Все оплачены долги.
И с тех пор, с того рассвета
Я везде тебя ищу
Чтобы праздному поэту
Не привиделось:
Скелеты, ночь, могилы, брожу.

***
Мой старый друг под красным фонарем
Стоит один, ссутулясь канделябром
Ему сегодня нужен этот дом
Как Пушкину четыре строчки ямбом.
Ему плевать, что дома ждет его
ЗабTQe0вная и мягкая подружка
Которую за верность и тепло
Зовут в народе любушкой-подушкой
Которая под ухом и рукой
Всегда лебяжьим перышком воздушна
Девичьей горькой полита слезой
Капризу глупой юности послушна.
Одним бочком – Шанель, другим – Анис,
Одним ушком дрожит, другим не дышит
Рукою нежною крестьянки молодой
Два голубка и нежный вензель вышит.
Прильни щекой – и ангелы поют,
И сны роятся в полноватом брюшке
Я брошу все, я так люблю уют –
И тоже заведу себе подушку
Пусть он стоит на розовом ветру
Мой старый друг, не веря в сны и верность
Я с ним туда и даром не пойду
Я был уже… Какая все-же мерзость.

№4 - 05.05.2013 в 15:42 Спам
Спасибо, Уважаемая Василиса! Толику было бы очень приятно!

№5 - 22.05.2013 в 22:22 Спам
Как я смотрю, господин ostoslavskij, вы опять за старое взялись! Для чего переделывать чужие стихи? Повторяется история 2008 года с Арткавуном.
Осмелюсь предоставить уважаемым читателям ОРИГИНАЛЫ стихов моего друга. Поверьте, в редакторской правке и "причесывании" они не нуждаются.

***
То ли дело, Боже правый,
Слева пули, справа дым
И к земле приник кровавый
День погоном голубым.

Алексеевскою тульей
Гимназический парад,
Как стояли, так заснули
Взвод за взводом, рядом ряд.

И откуда взгляд, как ветер,
Во кубанских камышах,
Было утро, день был светел,
Штык граненный в тело, в прах.

Не мальчишки, слово – Слава,
После первой штыковой
И станицею держава,
И под Ольгинской покой.

***
У закрытых ворот нас давно заждались,
Ночь не спят, в даль глядят и поругивают.
На железной дороге Одесса-Париж
Красным знаменем нечисть отпугивают.

Поистерлась шинель, шашки серп на стене,
Ловко пальцы играли патрончиком.
Не добром вспоминал молодой офицер
Вшей, блядей, Робеспьера с Япончиком.

Я не знаю его, но давно не терплю,
Он невежда, он варвар, он половец.
Он предаст этот город мечу и огню
И под землю сойдет добрый молодец.

***
Мой гений сладкий, день так молод
Вы спите дольше, не беда,
Что за окном декабрьский холод,
И ветер с моря, как всегда.

Смирившись промолчать, но утром
Как верил крепко, как живу,
Я все пойму, я буду мудрым
И не простив, на юг уйду.

***
Поднимутся цепи опять и опять,
Поднимутся цепи, чтобы не встать.
Черное море, горячий свинец
Яма по пояс, делу венец.
Цепи поднимутся снова и снова
Не за Деникина, не за Краснова
Славная битва, соленая твердь
Утром молитва, вечером смерть.
Быстро братушки сердце залечит
Треск пулемета, взрывы картечи
Вечером водка, если в живот
Губы сухие, ноги вперед.
Если додышит, на посошок
Врач разрешает, только глоток.
Русская жгучая, фляга – трофей
Жалко поручика, жалко коней.
Холодно к ночи на большаке,
Роют окопчики, щелкают вшей.
Где-то под Юшунью горсть юнкеров.
 Вышло в могилу без сапогов.
Вышло в могилу, богу поклон
Если в нагане последний патрон.
Если так вышло, Веру и май
Юнкер-мальчишка стой, защищай
Так, как последний, так, как один
Старой России будущий сын.

С остальными произведениями можно ознакомиться на портале "Арт-кавун"

№6 - 23.05.2013 в 10:09 Спам
Я спорить с Вами не буду. Могу сказать только одно: хорошо, что Вы пришли сюда и что являетесь другом Анатолия. Значит Вы могли бы в белогвардейском духе прокомментировать и другие статьи, опубликованные здесь.

№7 - 23.05.2013 в 10:38 Спам
А вообще, я вижу, Вы человек пишущий. Вот и напишите воспоминания об Анатолии. Вы то его знали лучше, чем я. Я виделся с Анатолием всего раза три-четыре. Одна из этих встреч была на его 30-летие. Он пришёл к Мише Подгайному в музей. Я там тоже находился. Уже и не помню, зачем я туда приходил. Толик пригласил меня м Мишу в кабачок, расположенный в порту. Мы пошли. Толик угостил нас красным вином. Потом, когда нам стало казаться, что праздник Дня Рождения слишком короток, мы с Мишей угостили Толика. Разговаривали о жизни. О самом имениннике, о литературе. Анатолий говорил о Ареадне Эфрон - дочери Цветаевой. Так пролетели часа три, как одна минута. В другую нашу встречу я подарил ему свои книги и альманах "Млечный Путь" № 1, редактором коего являлся. Зашла речь о поэтическом мастерстве. Толик сам сказал, что его стихи не отшлифиваны, и он это прекрасно понимает. Он удивился, как у меня хватает терпения карпеть над текстами, доводя их до технического совершенства. Он считал, что отшлифивывать, особо, не надо, поскольку теряется настоящий смак поэзии. Он отрецал объективную сторону ремесла, я же настаивал на том, что в литературе, так же, как и во всём остальном, есть своя твёрдая объективность, которую надо понимать. Так мы не до чего и не договорились. Я уважал Толика за то, что он был ярким и самобытным поэтом, историком и необычным человеком. Он меня уважал за литературный профессионализм. Так мы с ним и дружили.

№10 - 23.05.2013 в 12:04 Спам
Вот ещё девственно чистые от профессионального редактирования стихи:
***
Не придет, у нее проблемы,
Не уснет даже, если пьяная.
У нее с ненаглядной Родиной
Отношения очень туманные.
Что ей родина - степь широкая
Топи, плесы, леса болотные
И идти и искать далекие,
Не гвардейские, но пехотные.

 
***
Хорошо играешь, но без жизни,
Хоть вполне стараешься в начале.
То ли струны в серебре обвисли,
То ли руки тонкие устали.
Зал молчит и изредка кивает,
Но во всю старается смычок
И когда Бетховен засыпает,
Его будит ритмом башмачок.
Где-то звонко отражает звуки
Люстры бронза к мраморным ступеням.
Может быть, прислушаться от скуки,
Присмотреться к Баху и коленям.
Странно в мире, сыро и тревожно
И не по себе от ваших фуг,
Но сегодня дождь, и все возможно
Для умелых и свободных рук.

 
***
У закрытых ворот нас давно заждались,
Ночь не спят, в даль глядят и поругивают.
На железной дороге Одесса-Париж
Красным знаменем нечисть отпугивают.
Поистерлась шинель, шашки серп на стене,
Ловко пальцы играли патрончиком.
Не добром вспоминал молодой офицер
Вшей, блядей, Робеспьера с Япончиком.
Я не знаю его, но давно не терплю,
Он невежда, он варвар, он половец.
Он предаст этот город мечу и огню
И под землю сойдет добрый молодец.

 
***
Мой гений сладкий, день так молод
Вы спите дольше, не беда,
Что за окном декабрьский холод,
И ветер с моря, как всегда.
Смирившись промолчать, но утром
Как верил крепко, как живу,
Я все пойму, я буду мудрым
И не простив, на юг уйду.

 
***
Пусть ветер с моря с запахом маслин
И горизонт, как на щеках румянец.
Пусть самых лучших, искрометных вин,
В застывших чашах солнечных долин
Вам вырастит искусный провансалец.
Пусть на семи раскинувших холмах,
Вам будет сниться Рим и волны Тибра,
Когда погаснет и замрет в веках
Ваш старый друг, ваш горьковатый страх
Из горлышка двенадцатого калибра.
Пусть будет светел день и ночь сладка,
И дождь оплачет не свою потерю.
Вы в полночь до последнего глотка
Меня предайте, захмелев слегка,
Иначе не пойму и не поверю.

 
***
То ли дело, Боже правый,
Слева пули, справа дым
И к земле приник кровавый
День погоном голубым.
Алексеевскою тульей
Гимназический парад,
Как стояли, так заснули
Взвод за взводом, рядом ряд.
И откуда взгляд, как ветер,
Во кубанских камышах,
Было утро, день был светел,
Штык граненный в тело, в прах.
Не мальчишки, слово – Слава,
После первой штыковой
И станицею держава,
И под Ольгинской покой.

№19 - 04.05.2014 в 14:06 Спам
Вы только трижды повстречались с автором, а уже позволили себе "причесать" его? И пишете о нём с орфографическими ошибками, и постоянно хвалите себя... А поэзия - это не ремесло.
avatar