творческие проекты и программы
афиша событий культуры в Тольятти
 
29.03.2014 (00:01)
Подражатель
Подражатель

Глава 1

Тошнота медленно подступала к горлу, мешая дышать, в глазах двоилось и ноги непослушно сгибались в коленях. Но обратного пути не было. Особенно теперь, когда все уже почти закончено. Окровавленное тело у его ног еще шевелилось, но стоны уже прекратились, так что, скорее всего, эти бессмысленные движения были вызваны предсмертной агонией. Его выворачивало наизнанку при одной только мысли, что некогда это существо, умирающее сейчас на полу, было женщиной. Именно женщиной, к которым он всегда имел слабость. Нет, безусловно, окажись это мужчиной, совершать подобное приятней не стало бы. Но убийство женщины всегда казалось для него намного более кощунственным. Возможно, по причине их беззащитности, слабости, да и сексуальное влечение к женщине всегда занимало в его жизни слишком значительное положение. Просто наряду со всем этим он понимал, что не может поступить иначе. Понимал, что должен сделать это, ради себя, то есть ради простого тщеславия, ради памяти, ради будущего, но самое главное, ради мести, что, по свойству своему, должно приравниваться к первому, хотя смысл несет почти противоположно другой. По крайней мере это так казалось ему.

Вытерев ножницы от крови, он навел последние штрихи своего преступления, отрезая длинные вьющиеся белоснежные волосы, местами залитые кровью, по всей окружности головы. Сложив их все в старый тканный мешок, убийца накинул на плечи грязный дождевой плащ и, не торопясь, ушел. Примерно через два часа к дому подъехали две полицейские машины и скорая. Вой сирены не перекрывался ни криками, ни плачем, ни посторонними звуками, оглушая всех и, даже, раздражая. Он не воспринимался как предостережение, вестник чего-то ужасного, жуткого, произошедшего совсем рядом, угрожая, словно черная мерзкая надвигающаяся туча, а, скорее, как нечто, безумно выводящее из себя, нарушающие всеобщее спокойствие, уверенность в себе и в будущем, разрушающее залог постоянной безопасности. Лишь старушки, собравшиеся из окрестных дворов, негромко переговаривались, пытаясь вырвать что-то вразумительное из разговоров полицейских. В квартире со взломанной дверью, факт чего обнаружила соседка, живущая напротив, собственно, именно она и вызвала полицейский наряд, последние обнаружили тело жестоко убитой женщины с обрезанными волосами и ее мужа, привязанного к кровати, в сознании, но с явной психологической травмой и с гематомой в области головы. Следователь, прибывший на место преступления сразу следом за полицией, отнесся ко всему более чем спокойно. Этот маньяк орудует в городе уже три недели, совершая преступления каждые два дня и, как бы шокирующе это ни звучало, его действия уже успели стать привычными, как бы даже понятными не только для следователя, но даже для самих жителей городка. Так уж устроен мир, что все привыкли жить по плану. Не я первый и не я последний заметил, что каким бы ужасным, чудовищным ни был бы план, он не способен вывести из равновесия привычную жизнь, если о нем известно заранее. Так было и теперь. Первое преступление безумно взбудоражило всех. Во всех углах, н всех рынках и офисах только и были разговоры, что о новоявленном маньяке. Но, уже зная, когда именно и каким образом все произойдет, люди теряют весь интерес, находя другие темы, поинтересней.

Но это утро было не таким, как обычно. Следователь, как обычно, приказал снять отпечатки пальцев, принялся контролировать работу фотокриминалиста, затем, выждав минут тридцать, забрался в машину скорой помощи и принялся допрашивать мужа усопшей, который уже пришел в себя. Затем достал из кармана несколько фотографий и предложил потерпевшему выбрать из них того, кто совершил очередное убийство. Именно в этот момент и началась для него эта история.

- Нет среди этих фото, - уверенно ответил мужчина.

- Вы уверены в этом?

- Конечно. Я несколько часов смотрел на него. Неужели вы думаете, я бы его не запомнил?!

- Конечно, мы вам верим... Выздоравливайте... - ответил он, покинул машину, незаметно шепнув врачу: "Займитесь им как следует. Он явно не в себе. Есть возможность временной амнезии..."

Однако после обеда, ближе к вечеру, в другом конце города, в схожей квартире похожего дома было обнаружено другое тело. Также женщина, при жизни светловолосая, убита тем же способом и волосы, опять же, отсечены. Все было почти нормально, за исключением мельчайшего недоразумения - никак не мог преступник быть в двух местах одновременно!

Следователь был совершенно сбит с толку, слишком долго не мог собраться с мыслями, слишком долго строил версию, слишком долго для своего опыта. Ведь все шло не по плану...

В полночь, когда свет неприкрытой люстрой лампочки стал нетерпеливо дрожать, маленький камешек, неизвестно откуда взявшийся, тоскливо прозвенел, ударившись об стекло... Лишь спустя минуту мужчина сумел осознать ошибку своей мысли и, опять же, подсознательно, отметил, что, видимо, стареет. Уж слишком тяжело стало думать.

Подойдя к окну он увидел во дворе своего помощника, молодого офицера, всегда опрятного, чисто выбритого, следящего за своим внешним видом. Как не раз отмечал следователь, этот молодой человек был неким эталоном образа ученика. В нем были ум, уверенность, он не верил на слово, но всегда внимательно относился к словам авторитетных людей. Именно таким, кстати, считал себя наш сыщик.

Жестами пригласив помощника войти в дом через дверь, он отправился в прихожую встречать гостя.

- Василий Михайлович, есть какие-то новости? - с порога спросил тот, разматывая на шее шарф.

- Как тебе сказать... У нас очень редкое явление. Подражатель. Других вариантов нет.

- Подражаетель? Вы уверены? Я слышал о подобных случаях. Но, откровенно сказать, мне всегда казалось, что все это байки. Как можно подражать таким уродам? Эти маньяки - психически больные люди.

- Безусловно. Но подражание отрицательным героям сейчас в моде. Люди давно стали восхищаться злыми гениями. Но, как бы то ни было, нормальный человек не станет заниматься подобными вещами. Опираясь на криминалистическую психологию я могу сказать о нашем субъекте следующее: довольно молод, наверняка состоит на учете у психиатра. Скорее всего он не знаком с реальным убийцей лично. Другими словами он, как-бы, пытается обратить на себя внимание сильной личности. Убийца он непрофессиональный, быстро допустит ошибку и поймается. Если же оригинал будет арестован раньше, преступления подражаетеля прекратятся. Такова обычная реакция на крушение идеалов!

- Я не вполне согласен с вами. Существует несколько крошечных акцентов, которые несколько противоречат вашей версии, но, учитывая то, что собственной версии я пока не имею, начну проверять вашу.

- В таком случае тебе следует пройтись по психиатрическим больницам города и составить основной список подозреваемых. Я же завтра сделаю сообщение по телевидению.

- При всем уважении, думаю, этого делать не стоит. Если подражатель существует, ему только это и нужно. Зачем, по вашему, ему подобные идеалы? Его цель - слава. Ему нужно, чтоб о нем говорили...

- Возможно, ты и прав. Ну чтож, тогда пока что сохраним наши догадки в тайне.

Они попрощались и уже через несколько минут свет в квартире Василия Михайловича потух. Он, наконец, смог заснуть. Ведь снова все пошло по плану...

 

Глава 2

Утром он собрал весь отдел в своем кабинете и сообщил сотрудникам новые факты по делу. Все прекрасно осознавали, что если в течение этих двух дней результата не будет, в городской морг отправятся еще два тела. Точно так же все осознавали, что результата не будет. В наше время совершенно не модно обманывать самих себя. Прошло романтичное время девятнадцатого века и уже давно все люди лгут только друг другу. Лишь самые глупые из нас позволяют себе подобную роскошь...

К вечеру был готов огромный список подозреваемых. Весь следующий день вся полиция была поднята на поиски владельцев этой жалкой полусотни имен. То и дело следователь поглядывал на часы. Неумолимо двигалась минутная стрелка приближая роковой час. Вот, приблизившись к одиннадцати, она почти замерла. Время словно остановилось. Монотонное дыхание города звучало в голове. Вот сейчас, наверное, они оба уже забрались в чьи-то квартиры. Видимо, они уже начали свои пытки. Какая-то блондиночка прямо сейчас задыхается в руках своего убийцы, не в силах даже закричать, прямо на глазах своего мужа. Он всегда контролирует состояние зрителя. Ему нужны зрители. Он никогда не начнет своего представления без внимания страдающего человека. Он обожает причинять боль. Он, вероятно, испытывает восторг, экстаз от этого... Интересно, чувствует ли то же самое подражаетель? Или ему действительно нужна только слава?! Нет, быть такого не может... Хотя почему нет...

- Василий Михайлович, вы сегодня домой не собираетесь?

- А что, Леша, есть какие-нибудь результаты?

- Относительно. Проверено семнадцать человек из списка. Ни один не подходит. Если рассчитывать, что отрицательный результат тоже результат, тогда, безусловно, есть!

- Не до шуток нам сейчас. Почему-то у меня такое ощущение, что что-то мы делаем не так, что-то пропустили.

- Все возможно, Василий Михайлович, - ответил Леша и включил электрический чайник на столе в углу комнаты, - давайте лучше пока попьем чаю.

Оба сели друг напротив друга. Некоторое время они сохраняли молчание, пытаясь на чем-то сосредоточиться. Ничего не выходило.

- Василий Михайлович, как вы думаете, какими будут последующие шаги наших убийц? - спросил наконец Леша.

- Последующие шаги? Будут ходить как ходили, жить как жили, убивать как убивали... Если им не помешать...

Утром Василий Михайлович проснулся рано. Даже необычно рано. Не позавтракав, он выскочил из дома и, уже по дороге, набрал номер своего помощника. Тот долго не брал трубку. Спал. Но ни один труп еще не был найден. Не было вызовов и в восемь часов утра, и в девять, и в двенадцать... В конце концов появилось уже некое радостное чувство, словно все закончилось. Что не будет больше трупов, не будет крови, останется лишь пятнадцать висяков для будущих поколений. Разум понимал, что быть этого не может, понимал, что еще никто не нашел тела, скоро их найдут и гонка на два дня начнется заново. Но какая-то надежда теплилась, не поддаваясь силе здравого смысла, яростно сопротивляясь разуму.

Ближе к вечеру телефон, наконец, зазвонил. Первое тело было обнаружено в северной части города.

- Интересно, это подражатель или оригинал?

- Я думаю, мы это сразу поймем, - неожиданно улыбнулся следователь.

- Чему вы удивляетесь?

Василий Михайлович загадочно, даже чуть со смущением улыбнулся, схватил со спинки стула кожаную куртку и поторопился выйти.

Однако, когда они прибыли на место преступление, оно оказалось оцеплено плотным кольцом журналистов. Фото и видеокамеры снимали все и вся, невпопад, их владельцы даже не задумывались над такими понятиями, как "относящееся к делу" и "неотносящееся к нему". Издали увидев автомобиль следователя, все сразу же бросились к нему, на ходу готовя микрофоны, диктофоны, настраивая запись звука. Василий ненавидел их, как и все служащие при исполнении. Эти гиены готовы растоптать и уничтожить что угодно ради одной лишь грязной, скабрезной фотографии, ради нескольких небрежно брошенных слов, которые можно удачно переиначить, исказить в свою пользу. Их не волнует, как скоро будет пойман преступник, сколько еще людей могут погибнуть, зато для них крайне важно во всех подробностях разузнать, как было совершено преступление, сколько ножевых ранений было обнаружено на теле и зачем преступник поступил именно так, а не иначе. Для них очень важно дать маньяку звучное имя, прозвище, если хотите, чтоб о нем говорили, чтоб его произносили, чтоб это слово стало нарицательным. Как это мерзко! Как глупо и безнравственно давать славу тем, кто заслуживает ненависть...

- Отойдите от моей машины... Немедленно! - вскричал следователь, не удержав медленно поднявшуюся в нем волну, - Уберите от меня ваши руки! Мы не даем комментариев касательно сложившейся ситуации.

Волна корреспондентов мгновенно отхлынула, продолжая что-то строчить в блокнотиках, бубнить в камеру или в микрофон маленьких кассетников.

Поднявшись на четвертый этаж, Василий вошел в темную двухкомнатную квартиру со спертым затхлым воздухом. На полу лежала мертвая, как всегда, остриженная женщина лет тридцати. В четырех шагах от нее стояло старое, но все еще шикарное массивное кожаное кресло, со всех сторон обмотанное широким скотчем, местами неаккуратно разрезанным. Именно им и был привязан к креслу муж убитой. Сам муж находился в другой комнате и громко рыдал опрокинув голову лицом на стол, совершенно не стесняясь присутствия двух офицеров полиции, находящихся с ним в той же комнате.

Василий склонился над телом и заглянул в залитое кровью лицо. Карие глаза были чуть приоткрыты. Губы же, напротив, сжаты. Волосы были обрезаны неаккуратно, неравномерно. Не было того любовного отношения к этому элементу идеи.

- Работал подражатель, - шепнул Леше Василий Михайлович.

- Значит тот случай, все-таки, был не единственным и где-то в городе сейчас лежит еще один труп?

- Верно, Леша, верно... Закончи тут все без меня.

Следователь развернулся, вышел и, немедленно сев в машину, уехал в управление.

 

Глава 3

В тот день он лег спать рано, предварительно заведя будильник на шесть утра. Проснувшись, он некоторое время лежал на мягком одеяле, небрежно скинутым с ног, в глубокой задумчивости. Невольно наткнувшись на случайную мысль, Василий порадовался, что выбрал себе жену с черными, почти смольными волосами. Теперь, хотя бы, не приходится лишний раз волноваться, бояться потерять или не успеть.

Нельзя было не заметить, Василий, в последнее время, стал слишком много думать. Раньше он думал только на работе. Временами. Для него это было лишь способом зарабатывать на хлеб, нечто, что он имеет в неограниченном количестве, сам в этом не нуждается и готов поделиться с другими за скромную плату. Сейчас же он начал думать для себя. Он думал постоянно и мыслительный процесс изводил, утомлял его...

Уже проезжая мимо сине-желтого газетного ларька, он случайно заметил нечто, что крайне привлекло его внимание. Круто завернув, он, не обращая внимание на то, что оставил автомобиль в неположенном месте, не выключая мотор, подбежал к узкому окошку ларька и прокричал хриплым голосом: "Сегодняшнюю Комсомолку! Скорее!"

Буквально выхватив газету из рук женщины, он развернул ее на главной странице.

"У Парикмахера появился подражатель!" - гласили огромные буквы заголовка статьи. Василий быстро пробежал глазами по тексту:

Маньяк по прозвищу Парикмахер уже несколько дней орудует в городе. Его жертвами становятся молодые светловолосые женщины, тела которых находят в их собственных квартирах. Однако нашему репортеру стало известно, что не так давно у маньяка появился подражатель. Некто, кто в точности повторяет все элементы убийств, так же является неуловимым для полиции. Полиция совершенно беспомощна и даже не старается защитить нас, простых жителей. Следователь, занимающийся этим делом, отмалчивается, маскируясь под шаблонными фразами, либо вообще отказываясь комментировать ситуацию...

- Дьявол! - выругался Василий, - встретил бы автора этой статьи, пристрелил бы на месте. 

Через полчаса газета легла на стол перед Лешей.

- Твоих рук дело?

- Вы о чем?! - встрепенулся тот, хватая статью и пробегая по ней глазами.

- Ты сообщил журналистам о подражателе?

- Конечно нет... Вы же запретили.

- В том то и дело, братец. Предупредил, и не говорил больше никому об этом. Кто же, черт возьми, сообщил?

Воцарилась тишина. Василий Михайлович обессиленно упал в кресло. Леша закусил губу. Ему нужна была идея. Сейчас же. Необходимо было оправдаться и доказать свою невиновность.

- Мне с самого начала все это не нравилось. Все время тут было что-то не так, что-то мы упустили...

- Что же?

Леша потупил взгляд, уже готовый к злобным насмешкам. Но, что удивительно, он был уверен в себе. Слишком уверен. Как никогда...

- Я думаю, подражатель сообщил репортерам место преступления и прочие подробности. Он не фанат маньяка... Он его тень.

 

Глава 4

Он судорожно сглатывал каждую секунду. Руки дрожали. Больше всего хотелось нажать на курок. Но было слишком рано. Слишком рано…

За окном загудела полицейская сирена. Наконец то! Шаги и крики на лестничной клетке. Почему так долго, черт их дери? Еще одна капля пота стекла по лбу и упала на руку. Он еще сильнее сжал холодную сталь, словно боялся, что оружие может выскользнуть из рук в самый неподходящий момент.

Оглушительный грохот. Это Леша выбил дверь ногой.

- Стоять! Больше не шага!

- Спокойно. Мы знаем что ты не Парикмахер,-Василий Михайлович подкрался к двери в комнату, стараясь незаметно заглянуть внутрь.

- Парикмахер тут тоже есть! Мы сегодня все собрались тут, чтобы разрешить поразительнейшее недоразумение!

- Чего ты хочешь?

- Не говори со мной как с поганым жульем! Это шпана хочет… Шлюх, денег и шмали… Это ты хочешь звезду на погоны… Но не я. Понимаешь, не я! Я не хочу, я требую. Справедливости, отмщения…-подражатель вышел в прихожую, прикрываясь невысоким худым сутулым человеком с разбитым лицом. На секунду показав лицо следователю, мужчина вновь спрятался за свой живой щит,-Помнишь меня?

- О да…-Василий Михайлович понимающе покачал головой и опустил оружие…-Конечно же помню. Я мог бы и сам догадаться. Этот взгляд…

- Взгляд? К черту взгляд! Я хочу, чтобы все твари сдохли.

- Этого тебе никто не сможет обещать. Отдай нам Парикмахера. Он сядет на всю жизнь. А тебе я постараюсь помочь. Получишь несколько лет, может даже пройдешь курс с психиатром и отпустят. Просто следует прекратить все. Немедленно.

- Ты чертовски прав. Давай все прекратим!-он толкает Парикмахера к следователю, а сам прячется за шкаф,-нас тут только трое. Никто ни о чем не узнает. Убей эту тварь сам и я признаю все, что ты мне впаришь.

- Вздор!-Василий Михайлович глянул в лицо Парикмахера – совсем молодой!

- Вздор?! Ах ты подонок! Если бы эта тварь сейчас резала твою жену, ты бы тоже сказал «вздор»?

- Прекрати истерику и выходи из-за шкафа. Сейчас сюда ворвутся оперативники и все кончится. Лучше сдайся сам.

- Я сдамся. Просто выпусти пулю в лоб ублюдку. Одну пулю. Ему все равно не выйти отсюда живым!

- Ты знаешь, я не могу этого сделать…

- Знаю…-это слов прозвучал необыкновенно тихо, словно вырвалось со вздохом, но было слышно очень отчетливо, настолько, насколько это только могло быть таковым.

Одна за другой пули разрывали рубашку Парикмахера, превращая плоть в кровавое месиво, прорывая легкие, застревали в грудной клетке. Тело молодого человека тяжело упало на ковер к ногам следователя. В прихожую ворвались оперативники, но Василий Михайлович дал им знак остановиться. Подражатель уверенно вышел перед ними, держа в руках дымящийся пистолет.

- Ты знаешь что делать,-кивнул Василий Михайлович.

Мужчина сунул дуло в рот и потянул курок. Стена сзади него окропилась кровью. Леша подошел к телу, аккуратно переступил через откинутую в сторону руку. Вошел в комнату. В углу, связанные, лежали невредимые мужчина и женщина – владельцы квартиры.

 

Джек Напьер

 

Подражатель
Категория: Литература | Просмотров: 709 | Источник: jacknapier

Похожие материалы
Всего комментариев: 3

№1 - 29.03.2014 в 01:03 Спам
Тут можно кино снимать. Только надо, чтобы оно было обязательно советское и снималось в 80-х годах на импортную плёнку. А на главную роль надо было пригласить молодого Харатьяна! Ну и всё дальше в таком роде!

А если серьёзно, хороший этюд. Из этой зарисовки можно и повесть написать или пьесу (тогда нужно вводить дополнительных персонажей и сюжетные ходы).

№2 - 29.03.2014 в 01:09 Спам
Благодарю. Я концовку сильно смял. Не помню почему, но помню что сильно торопился

№3 - 29.03.2014 в 01:20 Спам


Вот эта музыкальная тема могла бы скрасить детектив, смягчив некоторые тёмные места сюжетной линии. И зрители будут радужно улыбаться, дарить друг другу подарки: сладости, пряники и вкусные шоколадные конфеты в красивых бумажных коробках!
avatar