творческие проекты и программы
афиша событий культуры в Тольятти
 
26.08.2015 (19:51)
Неформальный клуб «Лесные путешественники»
Неформальный клуб «Лесные путешественники»

В этот клуб мы никого не набирали, всё произошло как-то само собой, незаметно, но получилось в результате очень весело! Начну с того, что этим летом, в самую июльскую жару, я был приглашён в гости: в предместье старинного городка Самара. Не будем уточнять утомительных подробностей, кто и как приглашал и кого, буду с вами сегодня не особенно откровенен: для повествования не всегда так важно личностное ориентирование, как другое важное качество – проделанная работа и полученные выводы опытным путём.

 

 

1. Литературная лысина правды

 

Итак, я оказался в Самаре, точнее в лесу на берегу не менее старинной реки Волги, вода там обнаружилась чистая, водорослей почти не было, дул прекрасный тёплый ветерок. Он гнал к суше заигравшихся случайный чаек и хмурого скалистого орлана – одинокого мужчину, у которого, за всё время моего пребывания в тех дивных краях, я никак не обнаруживал девушки. В будние дни на пляж мало кто приходил, изредка я наблюдал явление нескольких печальных тучных дев с робкими белыми телами, а иногда в «гавань» прибивалось небольшое по размеру стадо гопников с пивом, непрекращающимся гонором и харканьем вокруг себя. Вечерами и в выходные посетителей было намного больше, больше приезжающих машин; люди пребывали отдыхать семьями, с детьми, опять же с пивом, некоторые брали с собой водку и распивали её прямо в жару под палящим самарским солнцем. Пьяненькие валялись как свинки на боках.

 

Вечерами и ночью я проводил время в гостях, куда меня пригласили: дело происходило в прекрасном двухэтажном доме; там я сразу нашёл себе уютную комнатку, её я оборудовал под себя: зашторил шторы на окне, установил в углу царственный ноутбук, в который время от времени пописывал; обложился книгами, часть из них возвышалась у меня на кровати у самой подушки, часть – рядом на тумбочке, около тумбочки стоял старинный шкап с древними журнальными подшивками, специально подготовленными для меня заботливыми хозяевами, знавшими, что без этого сокровища в такую глушь нормального поэта не заманить. А ещё по всей постели были запрятаны и разбросаны в творческом беспорядке десятки книг – и не поверите, спать они совершенно не мешали. Просыпаясь по утрам, я всегда сначала принимался за Бунина или Гончарова, а уж потом только выходил «в люди», здоровался с другими гостями, ел свой завтрак, прогуливался по вишнёвому саду.

 

Нужно сказать, что в саду ко мне ежедневно присоединялся один местный учёный муж во литературе, мы с ним частенько спорили о разных аномальных местах всеобщего литературного процесса. В частности, особенно ожесточённо мы не могли родить истину по поводу авторства романа «Тихий Дон» с извечным риторическим вопросом «А был ли мальчик?» в лице Михаила Шолохова. Оппонент изо дня в день уверял меня, что истинно Серафимович написал все труды мальчика, включая «Судьбу человека» и «Поднятую целину», а после смерти такого писатель Шолохов просто не смог больше ничего путного родить, - на что я всегда с нервами сжимал кулачки и почти кидался на оппонента, чтобы поколотить по лысине правды: «Не сметь мне трогать нашего почтенного классика, а своими сомнениями, сударь, вы ничего не измените, достоверных доказательств у вас всё равно нет. Замолчите, а не то я вызову вас на дуэль!».

 

Также масло в огонь подливали наши споры о том, насколько английская литература состоятельна в плане признанного мастерства. Оппонент, не признавая английскую поэзию за литературное «мясо», сотрясал вишнёвый сад выкрикиванием десятка ирландских и шотландских фамилий, которые как раз и составляют, по его мнению, лучшее «английское», однако на самом деле никак с англичанами не связанное. В итоге он зачем-то приплёл ни к месту американца Джека Лондона, уточнив, что мама Джека, Флора Веллман, была наполовину валлийка, а папаша, Вильям Чейни, этническим ирландцем. На это я заметил, что Джек Лондон всё же был байстрюком, добавив колкое «и поэтому не надо мне здесь тыкать мне вашими ирландцами!», - после чего мы окончательно переругались и мало заговарили друг с другом с тех пор.

 

 

2. Забег по отвесной горе

 

Как-то оно само так произошло, что в промежутках между Буниным и Гончаровым, Лондоном и Аркадием Гайдаром, я затусовался с такими же гостями леса, и после недолгих поисков смысла бытия, в котором мы волею судьбы искали ответа на пути просветления, - хаотично сбившись в неровную гурьбу, мы начали из дня в день путешествовать в различных лесных направлениях.

 

Отлично помню, как мы наперегонки забежали на Лысую гору с почти отвесной стороны под дикие улюлюкающие крики местных жительниц – то были не то что бы русалки, а просто приятного вида девушки, они, видимо, ставили на нас ставки, кто кого обгонит, махали нам шампурами с шашлыками, ручками и купальными принадлежностями. Скажу честно, беспечное лежание в первые дни с томиком Бунина сказалось отрицательно на моей производительности отвесного бега. Многие бегуны смогли опередить меня, и спустя какое-то время я сидел в одиночестве на выступе, в ночи, под ликом праведных звёзд и соображал, как же сейчас проще спуститься на землю, чтобы не убиться во цвете поэтических лет. По слухам на Лысой горе водилось несметное количество змей-гадюк, местами я не видел пути внизу себя, так как лысина горы была не такая уж и лысая, а с остатками зелёных насаждений.

 

«Вот не замечу, попаду в густой траве на змею, или на спящее гадючье семейство, и тогда лирике моей конец!» - с ужасом думал я, однако всё ж пришлось спускаться. Короче говоря, ногами вперёд на попе я прополз добрый километр, уделал джинсы в зелёный цвет, раскорябал руки в кровь и потом ещё два дня вытаскивал из них занозы. (К слову сказать, в конце спуска я всё-таки улетел словно чёрный плащ через забор на чью-то дачу, я слышал, что ко мне с диким лаем бежали страшно гавкающие псы, но успел перелезть забор и упасть на другой стороне участка. Пожалуй, слово «перелезть» здесь не совсем точно: от страха я был похож на героя из фильма «Матрица» - просто подпрыгнул и перелетел (и такое бывает!).

 

…Я шёл обратно «домой», к своей уютной постельке, к томику Бунина, я проклинал отчаянные восхождения и зарекся больше никогда не лазать по горам. Знал ли я в тот момент, что приключения только начинаются, и что сегодня был самый настоящий дебют, а все мои дискомфортные ощущения – лишь первые трудности рефлесирующего девственника, пробующего природу на вкус!

 

 

3. Ночное исследование леса

 

Тогда и начались почти ежедневные пешие прогулки по лесу. Мы, лесные путешественники, днём старались не выходить из сонных своих жилищ, а вот с приближением ночи начинали обзванивать друг дружку, обсуждали очередной маршрут, собирали котомки с термосом и бутербродами, запасались туалетной бумагой, чертили мысленно возможные пути, ещё неизведанные и занесённые ночью мглой – мы поняли, что именно в это время суток и следует заниматься исследовательской деятельностью леса, ползать по сонным лощинам, прислушиваться к шепоту сосен, искать по дуплам белок, прятаться в тени кустарника, играя с приятелями в ночные прятки, - окликая их исключительно шепотом, чтобы не распугать сказку.

 

Много раз мы сбивались с пути, теряли по пути товарищей, оказывались в тылу заброшенного глухого пионерского лагеря или скатывались на берег быстрой реки. Мои друзья-экстримальщики старались найти себя в новом, в таком, как например: поплавать в запрещённом месте и не утонуть, оторвать пляжный зонт и побегать с ним по пляжу, залезть на скалу и слушать, как молодая парочка обнимается в свете бесстыжей Луны… Много было всего, но самое главное – не разнообразие ремёсел в лесных путешествиях, а само движение, где суть его: ночное исследование леса, гуляние без страха по темноте и оживление застойных мыслей в голове. Для меня, для человека с каждым годом стареющего – это очень важно, в следующем году мы, наверное, снова встретимся в неформальном клубе «Лесные путешественники» и продолжим свой природный забег вдоль берега Волги.

 

Александр Тененбаум

 

Неформальный клуб «Лесные путешественники»
Категория: Литература | Просмотров: 4463 | Источник: poet

Похожие материалы
Всего комментариев: 2

№1 - 26.08.2015 в 20:44
Вот этот предпоследний абзац заставил меня пару раз улыбнуться:


Цитата
Тогда и начались почти ежедневные пешие прогулки по лесу. Мы, лесные путешественники, днём старались не выходить из сонных своих жилищ, а вот с приближением ночи начинали обзванивать друг дружку, обсуждали очередной маршрут, собирали котомки с термосом и бутербродами, запасались туалетной бумагой, чертили мысленно возможные пути, ещё неизведанные и занесённые ночью мглой – мы поняли, что именно в это время суток и следует заниматься исследовательской деятельностью леса, ползать по сонным лощинам, прислушиваться к шепоту сосен, искать по дуплам белок, прятаться в тени кустарника, играя с приятелями в ночные прятки, - окликая их исключительно шепотом, чтобы не распугать сказку.

№2 - 26.08.2015 в 20:52
Я всерьёз решил стать лесным путешественником и стану лидером нового движения. Пора кем-то становиться!
avatar