творческие проекты и программы
афиша событий культуры в Тольятти
 
03.07.2013 (18:38)
Кто такой чёрный человек?
Кто такой чёрный человек?
Когда пытаются рассуждать о поэзии Есенина, часто путают Есенина-человека и Есенина-автора, что не одно и то же. Тем более не хотят понимать и видеть в стихах «лирического героя», правда, местами схожего с Сергеем Александровичем

Есенин был не «просто там какой-то поэт», который не хочет работать (обыватели ведь думают, что только они трудятся, физическая работа считается настоящей, истинной, а все остальные «бездельники» вроде как коптят небо), Есенин был глашатаем своего времени, можно сказать политической фигурой, которую многие хотели использовать. Большевики только что пришли к власти, он расставляли как на шахматной доске фигуры, для большей эффективной действенности. И всё – для революции. И даже поэзия. 

Поэзия в то время имела другой статус, нежели сейчас влачит жалкое существование. Это был инструмент власти, ведь не забывайте: ни телевизор, ни Интернет тогда ещё не изобрели. Мало кто вообще умел читать. Есенин со товарищи ездили по российским весям, выступали перед публикой, а публике это, естественно, было в диковинку. Простой люд видел в них богов, образованных, великолепных… 

Конечно, в выступлениях было много советской пропаганды – тогда в стране устанавливалась новая вера. Насколько известно, Сергей Александрович не особо «строил» из себя проводника ленинской религии, он просто читал свои стихи, которые были и красивы, и мощны по звучанию (а читал он громким голосом, проникновенно). 

Весьма интересны по этому поводу воспоминания о берлинской встречи с Есениным писателя Максима Горького. Горький, хоть и очень советский писатель, создавший свою школу писательской идеологии «как нужно писать», накрепко сращенной с властью, всё ж был большим профессионалом и талантливым летописцем, и ему можно доверять:

«…Есенина попросили читать. Он охотно согласился, встал и начал монолог Хлопуши. Вначале трагические выкрики каторжника показались театральными.

Сумасшедшая, бешеная кровавая муть!
Что ты? Смерть?

Но вскоре я почувствовал, что Есенин читает потрясающе, и слушать его стало тяжело до слез. Я не могу назвать его чтение артистическим, искусным и так далее, все эти эпитеты ничего не говорят о характере чтения. Голос поэта звучал несколько хрипло, крикливо, надрывно, и это как нельзя более резко подчеркивало каменные слова Хлопуши. Изумительно искренно, с невероятной силою прозвучало неоднократно и в разных тонах повторенное требование каторжника:

Я хочу видеть этого человека!

И великолепно был передан страх:

Где он? Где? Неужель его нет?

Даже не верилось, что этот маленький человек обладает такой огромной силой чувства, такой совершенной выразительностью. Читая, он побледнел до того, что даже уши стали серыми. Он размахивал руками не в ритм стихов, но это так и следовало, ритм их был неуловим, тяжесть каменных слов капризно разновесна. Казалось, что он мечет их, одно — под ноги себе, другое — далеко, третье — в чье-то ненавистное ему лицо. И вообще все: хриплый, надорванный голос, неверные жесты, качающийся корпус, тоской горящие глаза — все было таким, как и следовало быть всему в обстановке, окружавшей поэта в тот час…»

Это воспоминание Максима Горького я ценю намного выше, чем дохлые бездарные высказывания современников, которые были Есенину собутыльниками, любовницами и т.п.

Вы понимаете, что Сергей Есенин был не просто там человек, пишущий красивые стихи, которые можно «сыграть» на гитаре, когда ты пьян и хочется, чтоб твоя душа развернулась (сама она, конечно, не может, всегда подавай «романсу»). Есенин был оратором, политиком, лидером. В тени его мощной фигуры меркли все остальные, - тот же поэт Анатолий Мариенгоф, друг и соратник. Их, «поэтов», мы теперь не знаем – точнее знаем, как его современников. 

Так вот, ситуация в России была тогда очень сложная… и чёрный человек вполне мог бы быть чекистом, что частенько приходил  к Сергею Александровичу, задавал сложные вопросы, проверяя его на политическую профпрегодность. А ещё проще – чёрный человек мог быть собирательным образом людей из «чёрных воронков». 

Можно мне возразить: а почему тогда в поэме «Чёрный человек» в конце морда чёрного человека оказывается лицом лирического героя? Ну, находясь вблизи власти, Есенин мог чувствовать себя не совсем комфортно, чувствовать себя испачкавшимся, от этого все мучения чистой души. Как сказал тот же писатель Максим Горький: «Вместе с негодяями я и сам стал негодяем!» 


Справка о смерти Есенина

Справка о смерти Сергея Есенина

Мы продолжим…

Александр Тененбаум

Кто такой чёрный человек?
Категория: Литература | Просмотров: 3788 | Источник: poet

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar