творческие проекты и программы
афиша событий культуры в Тольятти
 
27.04.2013 (19:55)
Гарольд Пинтер, театр "Дилижанс" и Константин Федосеев
Гарольд Пинтер, театр "Дилижанс" и Константин Федосеев
Побывал вчера на спектакле «Немой официант» в театре «Дилижанс». Спектакль поставлен по пьесе влиятельного английского литератора Гарольда Пинтера, особенно плодовито проявившегося как драматург. Ему даже в 2005 году вручили «Нобелевскую премию» за то, что он «приоткрывает пропасть, лежащую под суетой повседневности, и вторгается в застенки угнетения» - и это всё в его пьесах. 

Как и все настоящие писатели, Гарольд был миротворцем, поэтому резко осуждал военную политику США, в частности был недоволен политикой обоих Бушей. На церемонии вручения «Нобелевской премии» он высказался по этому поводу.

Так вот, замечательный был человек, скажу я вам. Много всего хорошего сотворил, сделал. Только в России он, пожалуй, не столь известен, не столь влиятелен. А оно и понятно: во-первых, Гарольд Пинтер писал не о наших исконно русских проблемах, во-вторых, английский язык заметно уступает в богатстве русскому. 

Хотя мы можем читать переводную литературу и думать, что да, мы-то вот сейчас и читаем Пинтера, Байрона, Шекспира и т.д., но всё-таки не нужно обманываться: «вкушаем» всё-таки мы русские слова, которые несут в себе различные лексические оттенки, мы принимаем в себя лично того переводчика, что корпел над изначальным английским текстом.

И если нам когда-то сильно повезло, что «Гамлета» перевёл Борис Пастернак, то на сегодняшний день вряд ли найдётся достойный переводчик, который будет ещё и таким литературным талантищем.

От переводимого автора нам остаются идеи, коллизии сюжета, психологизм и т.п. Тем и ценен Шекспир: в его произведениях много сказано о людях, какие они бывают, о чём страдают, как любят, о страстях и проблемах, о жизни и смерти.

Так вот, если говорить о творчестве Гарольда Пинтера, то мы найдём его русское применение, например, в постановке театра «Дилижанс» пьесы «Немой официант» («The Dumb Waiter»). 

Был я вчера на этом спектакле, и хоть сам не театрал, всё ж хотелось бы оставить свои свежие впечатление об увиденном не в журнале «отзывов и предложений», который традиционно лежит в фойе у вешалок театра, а здесь, в журнале «Древо поэзии» (здесь как раз многие прочтут). Что обычно пишут довольные зрители после выхода из зала? «Понравилось!», «Очень понравилось!», «Ой, всё так замечательно!» - и в таком духе. Но что винить людей в их простом чувстве, зачем им сложности? 

Пьеса была написана Пинтером в 1957 году – и это надо учитывать. Тот приём в искусстве, что в одном каком-то месте оказываются два (и более) человека, на самом деле стар как мир. Именно «заперев» людей в комнате, можно чего-то от них «добиться»: они будут взаимодействовать друг с другом и раскрывать определённую наболевшую проблему или проблемы. 


Лупа

И вот у Пинтера герои тоже оказываются словно бы под микроскопом у зрителя. 

Не сразу понятно, что там у них происходит, автор раскручивает детективную ситуацию, и в конце даёт «поворот»: один убивает второго, хотя ждали третьего, и третьим оказался как раз тот, кого убивают. То есть, думали так, а выяснилось – вот так. 

Сейчас подобные приёмы – особенно в голливудских фильмах – настолько приелись, что пинтеровская история уже как бы «не выдерживает» конкуренции. Она не захватывает дух, она не цепляет глубокой общечеловеческой идеей, поэтому, наверное, является пройденным этапом в истории литературно-драматургического искусства. Но она в своё время (в 1957 году) сделала свой шаг. Она была чем-то новым, а детективный драматизм с «поворотом» в конце, о котором я говорил выше, после Пинтера растиражировали многие авторы, особенное влияние Пинтер в этом смысле оказал на кино. 

Сегодня зритель уже не станет говорить излюбленное «Вау!» Его уже не пронять слабенькими спецэффектами подобных «поворотцев». Вот хитрый и зловещий ход а-ля «повторот не туда» - это ещё «цепляет» напряжённого зрителя, который любит наморщить лоб в театрах и кинотеатрах.


Немой официант

Я сидел вчера в зале, смотрел спектакль и был очарован игрой Константина Федосеева

Видел на сцене я его впервые (не театрал же), но он меня приятно поразил. Константин умеет «взять» зал и держать его в определённом трансе, держать его, приковывая внимание. Не скажу, что Пётр Зубарев меня не порадовал, возможно несколько переигрывал, сам всё время напрягался на сцене, не чувствовал, как мне показалось, себя комфортно в образе, как будто его душил на размер меньше сшитый психологический костюм. 


Немой официант

Надеюсь не обидеть Петра, это моё очень субъективное мнение.

Неплохая идея использовать кинематограф, но в целом всё держалось на игре этого классного дуэта. Спасибо за работу режиссеру Андрею Антипенко! Отличная постановка. Посему пойду в «Дилижанс» ещё, и ещё, и ещё, и, как поётся в песне Высоцкого, ещё «многу раз». Хочется искусства, очень хочется! Рекомендую вам для чтения статью Андрея Кабилова, который более тонко чувствует театр, чем я, он ему ближе, чем мне. Сегодня я лишь поделился с вами отзывом о вчерашнем спектакле и он, отзыв, получился какой-то напыщенно-литературный. Ну, и да ладно. 

Александр Тененбаум

Гарольд Пинтер, театр "Дилижанс" и Константин Федосеев
Категория: Театр | Просмотров: 1768 | Источник: poet

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar