творческие проекты и программы
афиша событий культуры в Тольятти
 
16.10.2012 (16:01)
Есть ли жизнь после смены?
Есть ли жизнь после смены?
Я простой тольяттинец – житель города Тольятти. Вырос в районе, где проживает «АвтоВАЗ» - крупнейший российский производитель сегодняшних «Лад» и бывших легендарных «Жигулей». Сегодня о продукции «АвтоВАЗа» в СМИ принято говорить очень плохо, поливать грязью и вообще издеваться. «Лады» называют «тазиками», «гробами на колёсах» и в таком роде. 
 
«Камеди клаб» и подобные телепередачи «успешно» юморят на тему тольяттинских автомобилей, практически все россияне смеются над «удачными» шутками – все, кроме «вазовцев». (До сих пор рабочих «АвтоВАЗа» называют «вазовцами», по старой привычке, хотя надо называть «автовазовцами», но как-то не приживается). Вазовцы – настоящие, прожженные, с многолетним стажем – не смеются. Они хмуры и не хотят слышать плохое в адрес того, чему они отдали полжизни или всю жизнь, хотя отлично понимают, что качество родного автомобиля сильно понизилось в сравнении с прошлыми годами.
 
Раньше имя «Жигули» звучало гордо и с завистью, теперь же слова «Лада-калина», «Приора», «Лада-гранта» окрасились в грязноватые цвета.
 
Что поделать, такова реальность. Но настоящий вазовец всё равно не будет смеяться, когда шутят над родным детищем. Он может грустно улыбнуться, может матернуться, высморкнуться в придорожную пыль (а пыли в Тольятти предостаточно), но смеяться не будет. Ему, после услышанной телевизионной «шутки», сразу станет плохо. 
 
Впрочем, плохо вазовцу всегда. Я расскажу о СИНДРОМЕ ВАЗОВЦА, об этой загадочной болезни, которая существует не только в Тольятти, её отдельные вспышки имеют место быть  на многих предприятиях, как в нашей многострадальной стране, так и за рубежом.
 
«Синдром вазовца» – это непростое состояние. Не нужно сразу представлять эдакого мужичка в грязной спецовке с гаечным ключом в руках, с мозолистыми глазами из-за постоянного недосыпания и перебухивания. Нет-нет, это слишком просто. Так же на западе принято шаблонно представлять тупых русских пьяниц в общих банях с медведями и цыганами.
 
Синдром вазовца начинает проявляться в его носителе не сразу, а через как минимум несколько лет после устройства на завод. Куда-то пропадает былая весёлость, появляется хмурость, речь становится совершенно другой: специальные термины (такие как монтировка, погрузчик, кран-штабелёр, табуляграмма, БОТиЗ и т.п.) хаотично перемешаны с отборными матерными ругательствами и невероятными местными «загибами».
 
Вазовец становится нервным и злым. Он ругает начальников, курит в неположенных местах, ест сало с чесноком в любое время суток, ругается с охранниками и прочими  «вахрушками», подкармливает бродячих на территории завода собак. Вазовец всегда ждёт двух святых дат: день получки и день аванса, он наверняка знает, что его обманут в расчётах, поэтому всегда с ненавистью проходит мимо отделов бухгалтерии – особенно мимо старшего бухгалтера (обычно это женщина), который на правах всесильного бога-распорядителя в обеденный перерыв в столовой почему-то обслуживается вне очереди. Тётя Бухгалтер  просто не замечает десятки голодных рабочих, а следует прямо к кассиру, с которым у него уже всё «перетёрто». Синдром вазовца в такие мгновения рвётся наружу, как дикий монстр, и тогда вазовец ужасен в бешенстве. Ужас начинает рдеть над толпой, и сразу раздаются отчаянные матеренные восклицания, только вместо американского «О,Джизаса» и «ширта», слышна русскоязычная словесная брань.
 
Эх, бедный вазовец! Ты всегда ждёшь, когда закончится смена. Ты ждёшь этого святого момента всю смену. Всю смену ты умираешь и думаешь, что есть жизнь после смены. Но когда приходит время жить, ты настолько замучен, что готов дать кому-нибудь по роже – благо рож на каждом шагу тысячи. И эти тысячи тоже готовы дать тебе в твою. 
 
Ну, скажи, пожалуйста, бедный вазовец, признайся себе хоть раз – разве это жизнь после смены, когда ты идёшь к ларьку и берёшь полтора литра пива, или на местном языке «ваучер»?!.. В пиве слишком много пены, вкус отдаёт химической промышленностью, и язык становится карамельным. Но вазовца, у которого долбанный «синдром», это не волнует. Он специально покупает дешёвое пиво, потому что у него мало денег, и нужно ещё купить хлеба и макарон в семью. Главное – чтобы «крыло». 
 
Первые удары по голове этиловым спиртом успокаивающе действует на вазовца. Хмурость в лице сменяется ещё более тупым выражением. Ударить по роже уже не так хочется, но если пиво замешать с водкой и с дешёвым вином, где одни красители с всё тот же этиловый спирт как бессмертная душа всех алкогольных напитков – вот тогда может начаться настоящий мордобой. Но об этом и многом другом я расскажу в следующей части этой статьи (или статистики).
 
Александр Тененбаум
 
Есть ли жизнь после смены?
Категория: Статьи о Тольятти | Просмотров: 2123 | Источник: poet

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar