творческие проекты и программы
афиша событий культуры в Тольятти
 
03.09.2014 (14:51)
Драматургия как метод
Драматургия как метод

Страница рукописи "Братьев Карамазовых" Ф.М.Достоевского

 

Время в мировой истории – самый точный измеритель нужности людей и событий; в каждом отрезке пути современники обязательно делают акцент на блистателях мод, но зачастую те, кто вчера были известными и знаменитыми, спустя годы, десятилетия, столетия как песчинки вместе со всеми пролетают через дуршлаг качества истории.

 

Приблизительно так происходит и в искусстве. Здесь – свои военачальники, лжедмитрии, мудрецы и даже пророки. Взять хотя бы литературу. Люди уходят – нам остаются их произведения, сильные и не очень, популярные и недооценные.

 

Время истории – это не нечто отвлеченное, «отполированное» каким-то невидимым игроком (версия предрасположенности событий никак не отрицается, а, возможно, и подразумевается), - это сложное взаимоотношение более мелких игроков, обывателей, читателей, зрителей, слушателей с тем, что представлено публике на данный момент нескончаемого исторического процесса.

 

На примере той же литературы можно отметить, что читатель будет верен тем книгам, в которых в первую очередь прослеживается сила драматургии, а все остальные элементы как бы нанизываются на этот «позвоночник»; а рассуждения и различные философствования публику, можно сказать, не пленяют, ведь люди в большинстве своём не любят мыслить, им всегда хочется взять готовенькую «конфетку» и с удовольствием съесть её.

 

Проходят столетия, а приключенческие романы Александра Дюма-старшего остаются в цене. Герои мушкетеры и граф де Монтекристо до сих пор правят умами в самых разных видах: литературном, театральном, киношном, мультяшном. Всё очень просто: сила драматургии перевешивает любые возможные «заискивания» перед честной публикой.

 

Другой французский писатель-классик Виктор Гюго – не меньше характеризует данный принцип. Его Горбун – вечен, а также образы детей из низов типа Гавроша или Козетты. В противовес вспомним в своё время модного Оноре де Бальзака. Не будем лукавить: как писатель он давно забыт, одно имя-то и осталось – и то, в крылатой фразе «женщина бальзаковского возраста» (уверен, что не все уже «помнят», какой возраст имеется в виду).

 

В произведениях Бальзака мало драматургии, современному читателю тяжело читать медленно раскрученные тягучие картины с подоплёкой философского осмысления самого автора. Пожалуй, на сегодняшний день «выдержать» его смогут лишь терпеливые филологи и единицы «книжных червей» (в хорошем смысле), которых можно по пальцам пересчитать.

 

Известно, как русский писатель Иван Бунин не любил прозу Достоевского: «Омерзительный писатель со всеми своими нагромождениями, ужасающей неряшливостью какого-то нарочитого, противоестественного, выдуманного языка, которым никогда никто не говорил и не говорит, с назойливыми, утомительными повторениями, длиннотами, косноязычием…». Но позвольте, почему получилось, что Достоевский как был популярен при жизни, так и остаётся пылать факелом сегодня, и даже ещё больше – на мировом уровне!  

 

Бунину не нравился язык Достоевского, однако, видимо, не совсем в языке дело (сам Бунин много уделял времени красоте языка, выписывая картины по русской традиции девятнадцатого века). Драматургия, драматизм, доведённый до абсурда, реализм и страшно глубокий психологизм – вот слагаемые успеха произведений автора «Братьев Карамазовых», «Бесов», «Преступления и наказания».

 

Этого нет в прозе Бунина. Там вообще подчас нет никакого сюжета, а, значит, «зацепить» такая литература мало кого может. Это элитарное искусство, и, скорее всего, оно уже отслужило своё. А то, что Бунину дали западную престижную премию – так не мудрено. Он в какой-то степени предал родину, и враги с запада наградили его…

 

Вот он говорит, что язык Достоевского противоестественный, выдуманный. Однако читателя не обманешь – читателю язык нравится, для него он естественный, он будоражит ум, события книг вдохновляют кинорежиссеров ставить фильмы по литературной основе.

 

И мы ещё поглядим кто из них – Бунин или Достоевский – останется в истории, чья правда окажется правдой не одного столетия, а столетий.

 

Александр Тененбаум

 

Драматургия как метод
Категория: Литература | Просмотров: 685 | Источник: poet

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
avatar